​Социология против мигрантофобской пропаганды

Печать
​Социология против мигрантофобской пропаганды
Фото: rus.ruvr.ru

Мигрантофобия из традиционного идеологического конька право-радикалов превращается в удобное средство для массовой политической мобилизации, к которому часто прибегают даже вполне респектабельные европейские лидеры. Партизанскую агитку «Патриота Украины», таджикский синхрон чиновника из Федеральной миграционной службы РФ и сюжет на французском ТВ о румынских ромах зачастую объединяет то, что обывателю рисуется образ коварного врага-мигранта, который едет за тридевять земель, чтобы принести экзотические болезни, преступность и наркоманию, некачественно выполнять отобранную у местных работу, не платить налоги, потребляя чужие социальные блага, портить нервы и быт коренному населению.

От вполне обоснованных требований к качеству и количеству «не здешних», мигрантофобию отличает презумпция ненависти и недоверия, фиксация неизгладимых различий, присвоение несвойственных качеств и отношение к другому, как к неполноценному. Неадекватность такого восприятия подчеркивает и то обстоятельство, что обывательское сознание готово считать «Равшанами и Джумшутами» всех, кого клеймит антимигрантская пропаганда и вместе с тем, с пиететом относится к «стар-арбайтерам» - спортсменам-легионерам, экспатам-управленцам, импортным звездам телевидения и шоу-бизнеса. Как будто бы речь идет о людях с разных планет.

«Институтом прав человека, противодействия ксенофобии и экстремизму»,

совместно с «Киевским международным институтом социологии» было проведено социологическое исследование среди иностранцев, которые в различное время приехали жить, учиться и работать в Украину. Как показывают данные исследования и реальные человеческие судьбы – популярные мигрантофобские мифы не выдерживают никакой социологической критики, а иностранец, который приезжает учиться, жить и работать в Украину абсолютно не является тем «исчадием ада», которого усиленно малюют обывателям профессиональные ксенофобы и политики-популисты.

Миф первый – «в последнее время мы наблюдаем беспрецедентный рост количества мигрантов».

Вопреки этому расхожему мнению, социология показывает, что последние 20 лет никаких особенных всплесков миграционной активности в Украине не происходит. В 1991-1994 г.г. приехало 20,2% ныне проживающих в Украине мигрантов, в 1995-1999 г.г. – 25%, 2000-2004 г.г. – 21,2%, 2005-2009 г.г. – 25,3%, с 2010 по 2011 г.г. – 7,3%. Если рассматривать динамику по десятилетиям, то периоды 1991-2001 и 2001-2011 будут взаимосопоставимы. До 1991 года, очевидно, тенденция была не менее выраженной, поскольку одно только количество иностранных студентов и рабочих, которые приезжали в УССР, чтобы перенимать передовой советский опыт было на порядок выше, чем сегодня. Т.е. уже как минимум 20 лет наблюдается достаточно ровный процесс без намеков на взрывы и перспективы значительного роста.

Фото: obozrevatel.ua

Миф второй – мигрант, как «асоциальный элемент» и «социальный паразит».

Несостоятельность этого мифа демонстрирует целый ряд данных. Во-первых, переселенцы в Украину обладают достаточно высокими образовательными характеристиками: 51% имеют высшее образование, 22% - среднее специальное, 34% - законченное среднее, т.е. явно не являются «выходцами из социального дна». Во-вторых, подавляющее большинство мигрантов – 74% работающие люди. Из тех, кто в настоящее время не работает: 42% учатся, 19% находятся в декретном отпуске или достигли пенсионного возраста, 13% являются официально безработными и ищут работу, 8% не имеют официальных документов, чтобы легально трудоустроиться. В-третьих, мигранты стремятся к легализации своего статуса и получению легальных доходов. 81% опрошенных постоянно проживают в Украине на легальных основаниях (получили гражданство, регистрацию, разрешение) и только 9% живут нелегально или являются беженцами. Остальные 10% являются студентами или временными трудовыми мигрантами. 56% мигрантов имеют официальное разрешение на работу, 14% - работают частными предпринимателями и имеют официальные документы на ведение предпринимательской деятельности. Остальные работают по устной договоренности или занимаются предпринимательской деятельностью без лицензии – 62% из них планируют получить необходимые лицензии и разрешения в ближайшее время. Около половины опрошенных характеризуются трудовой оседлостью, т.е. все время работают на одном и том же месте, четверть меняли работу один раз в 2-3 года.

Социологический факт – в подавляющем большинстве типичный мигрант в Украине является экономически востребованной персоной, а также исправным плательщиком налогов и всевозможных отчислений.

Миф третий – Украина, как «магнит» для мигрантов.

Несостоятельность этого тезиса подтверждает сама жизнь, точнее ее социально-экономические реалии. При оценке жизни в Украине, только 23% опрошенных отметили, что жизнь в Украине лучше, чем на их родине, 21% считают, что жизнь в Украине хуже, чем в их стране сегодня, 17% считают, что в Украине жить хорошо, но раньше жизнь на родине была на много лучше, чем сегодня в Украине и 31% опрошенных считают, что жизнь в Украине не отличается от жизни на родине.

Фото: jamesmeetsworld.files.wordpress.com

Только 17% опрошенных считают, что жизнь в Украине лучше, чем в других странах СНГ. 30% - не видят никакой разницы между Украиной и другими странами СНГ. Каждый четвёртый отмечает, что в других странах СНГ жизнь лучше, чем в Украине.

В ходе исследования респондентам был задан вопрос об эмигрантских настроениях среди из родственников, друзей и знакомых, оставшихся жить на родине. 48% опрошенных отметили, что их земляки вообще не собираются покидать свою родину. 21% выразили мнение, что их земляки могут переехать в европейские страны, но не в страны СНГ и Украину. 6% считают, что земляки могут переехать жить в другие страны СНГ, но не в Украину. Только 15% - назвали Украину в качестве страны, в которой могли бы обосноваться их родственники, друзья и знакомые.

Миф четвертый – случись в стране земельная реформа, мигранты колонизируют украинское село.

Такое мнение можно услышать все чаще, но ни надежды, ни опасения по этому поводу не имеют под собой серьезных социологических оснований.

Абсолютное число мигрантов, до переезда в Украину проживали в городах – 78%. В поселках городского типа – 7%, в селах – 13%. В Украине большинство опрошенных мигрантов - 81% проживают в городах с населением 50 тыс. чел. и более. Структура занятости переселенцев также не содержит намеков на то, что их может привлечь аграрный сектор: 48% респондентов в настоящее время работают в сфере торговли, 11% - медицины, образования и науки, 8% - строительства, по 7% в сфере охранных услуг, общественного питания, маркетинга и туризма, 5%- промышленности.

Очевидно, что мигранты в подавляющем большинстве являются носителем городской культуры, стремятся жить в городах с достаточно высоким уровнем жизни и занятости.

Миф пятый – мигранты не интегрируются в украинское общество.

80% мигрантов свободно общаются с местным населением на русском или украинском языке. 65% респондентов имеющих несовершеннолетних детей, общаются с ними на родном языке наряду с украинским и русским, 23% - общаются только на украинском или русском языке, 12% – только на своем родном языке. При этом, 66% детей мигрантов обучаются в обычных школах, 7% - в специализированных школах и только 2% - в школах при посольствах/консульствах. 62% опрошенных хотели бы, чтобы их дети получили высшее образование в Украине. Половина опрошенных, имеющих несовершеннолетних детей, считают, что их дети останутся жить в Украине, 27% - затруднились с ответом, 7% - считают, что их дети вернутся на их родину, 11% - уедут заграницу.

Что касается взаимоотношений между мигрантами и коренными украинцами, то 80% респондентов считают, что они всегда могут рассчитывать на помощь своих соседей, 91% - имеют друзей среди местного населения, к которым можно всегда обратиться за помощью, 63% - не считают, что в случае необходимости они могут обратиться за помощью только к своим землякам, 93% - могут свободно исповедовать свою религию и чтить национальные традиции, 91% - отмечают, что их соседи и коллеги по работе уважают их взгляды и убеждения. По результатам ответов на эти вопросы, путем перекодирования ответов по шкале от 0 до 100 и сложения средних значений, можно выстроить индекс интегрированности мигрантов. Значение этого индекса составляет 78 баллов, что свидетельствует об очень высоком уровне интеграции.

Парадоксально, но факт – в стране на 21 году государственной независимости до сих пор напрочь отсутствует государственная миграционная политика (прогноз потребностей, квоты, официальная статистика, единый регулирующий орган, европейское законодательство, контроль и пр.), но украинское общество и реальная экономика, тем не менее, стихийно как-то все сами расставляют по своим местам!!!

Остается только добавить, что мигрантофобская пропаганда, как правило, замалчивает некоторые важные факты из области миграционной политики:

- государства, использующие труд мигрантов (без предоставления гражданства), как правило, не несут никаких пенсионных обязательств перед ними и экономят колоссальные бюджетные средства на этом;

- государства с эффективной миграционной политикой способны, благодаря труду мигрантов, обеспечивать высокие стандарты жизни для коренного населения (иногда даже праздной и не обремененной трудовыми повинностями, как в ОАЭ);

- мигранты в подавляющем большинстве, сами финансируют создание собственных рабочих мест, покупку или наем жилья и пр., т.е. вкладывают свои собственные деньги или деньги принимающей общины в принимающую страну и ее экономику;

- ну и т.д.

Такая вот социология… Точнее – реальная жизнь.

Тэги: мигранты, социология, пропаганда, ксенофобия
Печать
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?