Спасение украинской промышленности: миссия (не)выполнима?

Печать

Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель - на следующее поколение.

Уинстон Черчилль

Кризисное состояние украинской экономики наталкивает на вполне закономерный вопрос: насколько эффективна деятельность правительства по реализации промышленной политики? Что за годы независимости удалось реализовать Украине в стратегических отраслях экономики, насколько действенна господдержка развития отечественной промышленности?

Фото: solo-consulting.com

Я не хочу долго ходить вокруг да около. Ведь о чем мы можем говорить, если в демократическом государстве Украина за 20 лет так и не приняли закон «О промышленности». Даже обывателю понятно: для того, чтобы что-то строить и развивать, сначала надо дать четкое определение нужному понятию и направлению деятельности. А у нас в стране такие термины, как «товар отечественного производства» и «отечественный производитель» до сих пор трактуются произвольно.

Соответственно и развитие украинской промышленности пущено на самотек. Промышленной политикой в Украине занимаются разные министерства. И каждый из руководителей, как герой квартета из басни Крылова, затевает «реформы» на свой лад, периодически подстраиваясь под так часто меняющихся министров, премьер-министров и президентов.

Для всех этих политических деятелей развитие промышленности становится «головной болью», хотя, конечно, не без приятного вознаграждения. Управляя промышленностью в «ручном режиме», «мудрые» политики имеют постоянный источник пополнения своей «личной казны».

Непрекращающимся калейдоскопом сменяются директора на заводах. Основным критерием эффективности руководителей становится умение привезти как можно больше «подарков» к празднику нужному человеку. Чем больше «подарков» - тем дольше директор остается на своем месте. А решает ли он проблемы производства, стимулирует ли увеличение заказов, выплачивает ли зарплату сотрудникам – эти вопросы остаются второстепенными. Ведь, если что не так, всегда можно назначить нового руководителя, а предыдущего выставить «козлом отпущения».

Если вновь назначенный «эффективный» менеджер доведет завод до ручки, то возможных вариантов развития событий обычно три: завод, либо отдают в частные руки, либо передают в коммунальную собственность, либо доводят завод до состояния банкротства.

Местная власть или бизнесмен, осуществляющие процедуру банкротства, в итоге не несут никакой юридической ответственности за свои действия, так как в законодательстве в этом вопросе есть много существенных пробелов. Высших государственных деятелей и органы прокуратуры такая ситуация ничуть не смущает. Таким образом, один и тот же человек, или «могучая кучка» местных чиновников, гробили не одно промышленное предприятие.

Зачастую, трудовые коллективы заводов в подобных ситуациях заставляли подписывать документы, мотивируя выплатой задолженности по заработной плате после процедуры банкротства. И заводчанам приходилось идти на поводу у недобросовестных «горе-руководителей».

Именно такая судьба «целенаправленного банкротства» и постигла когда-то известный на весь Советский Союз «Харьковский завод тракторных двигателей» с его многотысячным трудовым коллективом. На территории когда-то гремевшего на весь мир завода вьетнамская диаспора организовала торгово-развлекательный центр. Заработав капитал, торгуя дешевой продукцией сомнительного качества, вьетнамская диаспора создала мощное лобби и купила за бесценок помещения «ХЗТД», еще и прихватив каким-то образом поликлинику государственного завода «РадиоРеле».

Вообще парадоксальная ситуация сложилась: ведь изначально вьетнамцы приезжали к нам обучаться рабочим специальностям в рамках программы развития отечественной промышленности, а в итоге стали развивать на территории независимой Украины свою вьетнамскую промышленность.

Мы уже не первое десятилетие живем в постиндустриальном мире, поэтому мне понятно, почему и представители власти и представители оппозиции делают ставку на развитие и возрождение промышленного производства. Это решит проблему занятости, но все же не определенного сегмента трудоспособного населения, может даже и самого многочисленного. Это возможно решит тактические задачи, но в первую очередь социальные и экономические задания— Марина Ткаченко, эксперт Института Горшенина

Кто больше виноват в сложившейся ситуации: иностранные бизнесмены или украинское правительство, не сумевшее защитить отечественное производство? И что делать, чтобы подобная судьба не постигла еще держащиеся на плаву «Завод им. Малышева», «Южмаш, «Николаевский глиноземный завод»?

Безусловно, в Верховной Раде должно появиться мощное лобби, защищающее отечественную промышленность, так как проводимая сегодня государственная политика малоэффективна. Главным приоритетом промышленной политики должно стать усовершенствование правового поля. Жесткий налоговый пресс и финансовые сложности, вызванные высокой стоимостью кредитных ресурсов, подорвали работу многих промышленных предприятий.

«Разруха не в клозетах, она – в головах»… А значит, в первую очередь, нужно менять стратегию государственной политики: уходить от сырьевой структуры и строить современную технологически развитую промышленную структуру. До сих пор нерешенными вопросами в отечественной промышленности остаются реструктуризация долгов основного производства, трудоустройство уволенных работников, устаревшее оборудование, высокая энергоемкость производства.

Экономический рост невозможен без оптимизации структуры промышленного производства. А проводить новую государственную политику в этих отраслях экономики могут только специалисты, действительно разбирающихся в вопросах производства. Демагоги должны быть устранены от власти, и на их место должны прийти профессионалы! 

Тэги: промышленность, бизнес, реформы
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?