Крах леворадикальной идеологии в Украине

Печать

Как и 10 лет назад, так и сейчас, вопрос об идеологической платформе украинских политических партий остается не то что открытым, а развернутым во всем своем масштабе. Тезис «отсутствие идеологии - тоже идеология» очень комфортно ложится в партийные программы и общую характеристику политических элит. Но что это? Трансформация классических идеологий в постмодерную систему ценностей, нечеткий набросок рисунка «Третий путь» или, банально, неспособность украинских политиков определить свое отношение к миру?

Фото: Макс Левин

Поднимая вопрос о правых и левых, о центристах и радикалах, политические партии Украины, даже в своих программных документах стараются обходить такие обозначения. А если такое и случается встретить, то только лишь в названиях партии и никак не в ее программных целях и стратегиях. Похоже, что граждане такой безидеологической страны совершенно не задумываются над этим, идя на выборы и опуская бюллетени в урны.

Касаясь леворадикальных партий Украины, можно выделить Партию Зеленых, так как экологические партии являются представителями данной идеологии. Но ее поддержка на отечественных просторах совершенно не впечатляет рейтингом. На последних выборах в парламент она не переступила избирательный барьер и осталась за бортом, с набранным количеством голосов в 0,54%. Сама идея радикального левого течения почему-то обходит Украину стороной, в то время, как в Германии вышеуказанное идеологическое направление с каждыми следующими выборами оказываются все более популярными в обществе.

Например, на парламентских выборах в 2005 году, партия Зеленых в Германии получила поддержку у 8,1% населения страны. В 2009 году, на очередных парламентских выборах, это число выросло до 10,7 %. И как показывает текущая политическая ситуация в стране, число последователей этой партии будет продолжать расти и дальше. На сегодня леворадикальные партии представлены более чем в десяти Европейских парламентах. В Украине идеи левого радикализма только идут на спад. Даже популярное течение антиглобализма до сих пор политически не оформилось, укрепившись только в нескольких небольших организациях, таких как «Фронт антиглобалистов в Украине» или Институт «Республика».

Как писал П.М. Кнехт: «Забастовки - это требование существования, но сегодня это требование не только экономической, но и экзистенциальной безопасности». И если рассматривать левый радикализм как протест против сложившихся форм жизни, то выходит, что в Украине нет заинтересованных в таком протесте. Такая форма, как и экзистенциальная суть, по-видимому, устраивает всех. И потому ожидать, что кто-то из левых радикалов попадет в парламент после выборов в 2012 году, оказывается, более чем наивно.

Существование других партий в Украине, которые можно было бы отнести к идеям левого радикализма, весьма сомнительно. Взять, к примеру, Радикальную Партию, во главе с народным депутатом – Олегом Ляшко. В чем конкретно заключается радикальность его партии, не совсем понятно. Так как манифест партии гласит, что радикальным методом надо бороться с властью существующей и менять порядки иллюзорной демократии. Но что это за методы, и какие точно новые порядки должны быть, никто не уточняет. С одной стороны, этот манифест отрицает леворадикальные наклонности своей политики, но с другой, к праворадикальным он, конечно, тоже не относится. Отсюда выходит, что суть радикализма состоит не в идеологической базе, конкретной цели и определяющим ценностям, а в огромном желании Олега Ляшко что-то менять в стране, причем еще большая часть радикализма заключается в скорости осуществления этого желания.

Фото: предоставлено Олегом Ляшко

Национальная идея Украины может быть реализована только при условии всеобщей толерантности и отсутствия пропаганды ценностей определенных регионов Украины в тех частях страны, где данные ценности являются неприемлемыми. Это должно обеспечиваться новой идеологией Украинского государства, основанной на принципах широкой культурной автономии регионов с правом выбирать тот язык общения, который отвечает потребностям большинства его жителей — Анна Герман

Поэтому отсюда можно сделать вывод, что в Украине существует два совершенно разных понимания радикализма, первый из которых потерялся в области научной трактовки идеологий и пылится в книжках, и второй, который заключается в решительном стремлении к власти, независимо от мировоззренческих установок. В случае такого радикализма, каждая из партий нашей страны может спокойно писать в программных документах, что является радикальной, если такой критерий действительно вынести как определяющий.

Остается не до конца понятным одно: почему европейцы возрождают интерес к альтернативной идеологии 19 века? Ведь по своей сути леворадикальное течение есть движение оппозиционное и такие, что не дает замкнуться существующей системе власти. Тогда как в Украине можно констатировать полное исчезновение таких идей и взглядов. Причем их отсутствие на политическом рынке есть прямой проекцией отсутствия их в мировоззренческих позициях украинских граждан. И это отсутствие можно объяснить лишь тем, что как и 10 лет назад, так и сейчас средний класс, мягко говоря, не процветает. Разрыв между бедными и богатыми все также увеличивается, а гражданское общество остается лишь на грани розовой мечты.

Подводя итог, можно сказать, что тенденции популяризации идеи леворадикального течения напрямую зависят от среднего класса, который используя весь ресурс гражданского общества, имеет хоть и не прямой, но действенный инструмент доступа к власти. И констатируя крах выше указанной идеологии, мы опять приходим к констатации факта, о крахе среднего класса в Украине, который в действительности, так никогда и не существовал.

Тэги: средний класс, идеология
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?