Украина – «план Моргентау» или «план Маршалла»?

Печать

Если почитать украинскую прессу, то видно, что общество интересует все что угодно, но только не тема, которая должна в наибольшей степени интересовать украинцев, если они хотят жить лучше. Какая тема, спросит читатель, по горло заваленный информацией про отставку/не отставку премьер-министра с Генпрокурором и отбор на Евровидение, про очередные стычки депутатов и ставку рефинансирования Нацбанка, про не начавшее полноценную работу НАБУ и допросы того или иного народного избранника? Тема эта известна - как модернизировать национальную промышленность, согласно требованиям индустриальных изменений современности, и как это сделать с помощью промышленной политики. Политики, находящиеся сейчас у власти, пытаются навязать при реформировании украинской экономики реализацию экономических принципов, заложенных Вашингтонским консенсусом. Я недавно написал о том, что реализация этих принципов в нынешних условиях (имею в виду безжалостно надвигающуюся деиндустриализацию Украины) к хорошему не приведет. О том, что без внятной промышленной политики наше общество в индустриальном отношении ждет дальнейшая архаизация, которая в перспективе вполне может привести к потере государственного суверенитета и к распаду страны. Вы думаете, что я нагнетаю ситуацию? Тогда назовите пример высокоразвитой страны, в которой отсутствует развитая промышленность? Вы ее не найдете, потому что такое в принципе невозможно.

У нас принято говорить о «плане Маршалла». Но мало кто обращает внимание на то, что в 1945-ом году был и экономический «план Моргентау». План американского политика, который предлагал деиндустриализовать Германию, так как именно она начала в XX веке две самые кровопролитные мировые войны в истории человечества. Но потом, при здравом размышлении, западным политикам стало ясно, что в таком случае, население Германии сократится вполовину, так как продуктивность сельского хозяйства напрямую зависит от степени развитости промышленности, и деиндустриализованная Германия будет не в состоянии прокормить то многочисленное население, которое проживало на ее территории в момент выбора между планами Моргентау и Маршала (теперь в Германии на территории почти в два раза меньше, чем в Украине, живет почти в два раза больше людей, чем в нашей стране). Поэтому «план Моргентау» и был отменен, а взамен его был принят «план Маршалла» - план возрождения промышленности Германии, который потом стал образцом исключительно правильных подходов к возрождению промышленности в экономической истории. Мы же в начале 1990-х годов почему-то пошли не туда. Приняв Вашингтонский консенсус (в редакции 1989 года), как руководство к действию, мы уже ко времени аннексии Крыма и захвату части Донбасса Россией, недосчитались 7 миллионов нашего населения (52 млн. в 1990 году и 45 млн. на начало 2014 года). И это если не считать тех украинцев, которые покинули страну в поисках заработков по всему миру…

Сразу соглашусь с теми, кто скажет - раньше, живя при социализме, мы не были такими искушенными в перипетиях капиталистического строительства. Но сейчас-то, 25 лет спустя, что нам мешает?! Кто сейчас заставляет нас совершить беспрецедентно безумный шаг, состоящий в продолжении дерегуляции украинской экономики, тем самым уже окончательно добить основания нашей промышленности, приняв к руководству экономическую политику, которая уже принесла столько бед? Ведь современная экономическая история не знает положительных примеров, когда лишь меры дерегулятивного характера приводили в развивающихся странах к экономическому росту! Почему же мы считаем, что Украина станет исключением из этого правила? Или нам не жалко своего населения, которое и так уже серьезно пострадало от так называемых «экономических реформ»?

Так что же нам делать? Для начала, незамедлительно принять корпус нормативных актов, которые сформулируют основной тезис - в Украине начинает реализовываться активная промышленная политика, а также опишут ее суть, способы и методы реализации. Какие это должны быть способы и методы?

В 1944 году будущий Нобелевский лауреат по экономике Фридрих фон Хайек в работе «Дорога к рабству» теоретически приговорил любую экономическую систему, основанную на планировании, к краху. Является ли промышленная политика, внедрение которой я так настоятельно предлагаю, реализацией плановых подходов к регулированию национальной экономики? Безусловно, нет. Ведь в чем состояла основная мысль Хайека о невозможности любого эффективного планирования экономики? Она состояла в том, что социальные изменения в обществе всегда значительно более динамичны, чем любая интеллектуальная практика планирующих органов в состоянии это осознать. По его мнению, любое плановое учреждение всегда будет проигрывать рынку в степени реакции на социальные изменения - проигрывать тысячам и тысячам мотивированных предпринимателей, готовых услышать сигналы рынка, в отличие от немотивированных госчиновников. Правильно ли это? Безусловно!

Но позиция Хайека базировалась, в основном, на критике социалистического способа хозяйствования с государственной собственностью на средства производства (хочу особо обратить внимание многочисленных отечественных поклонников дерегуляции на это). В Украине же сейчас доминирует частная собственность на средства производства. Поэтому принуждение частных собственников к определенному поведению в экономике (как это было в Японии в 1947-1989 годах или в Южной Корее 1962-1997 годах), позволит накопить в нашей экономической системе необходимую критическую массу изменений, которые позволят через некоторое время (но только через некоторое время) отказаться от регулирования экономики и позволят перевести ее в либеральный режим функционирования (так как это произошло в Японии и Южной Корее, соответственно, в 1990-х и 2000-х годах).

Кроме того, когда Хаейк писал свою работу, современных компьютеров не существовало. Тем более, суперкомпьютеров типа «Watson» (IBM). Современные суперкомпьютеры и технологии big data дают возможности прогнозировать социальные и экономические процессы намного точнее (на много порядков более точно), чем это было возможно в сороковые годы прошлого века. В конце концов, и великий физик лорд Кельвин в конце XIX века не верил в возможности человека подняться в воздух. И говорил так менее, чем за 10 лет до того, как братья Райт подняли в воздух свой летательный аппарат!

Поэтому, можно ответственно утверждать, что неопределенность технологического промышленного развития (и любого другого социального развития) - главного довода, который некоторые экономисты приводят, для того, чтобы обосновать отказ от какого бы то ни было планирования, может преодолеваться двумя путями:

- стратегическим отказом от доминирования в национальной экономике госсобственности на средства производства. Хотя это не исключает долгое время работы в преимущественно частной украинской экономике госпредприятий, но только с эффективным менеджментом. Такого не было в СССР, и потому его экономика была неэффективна. Но в Южной Корее такие же экономические планы, примененные к частной экономике, сработали в долгосрочной перспективе (и кто сказал, что такое невозможно в Украине?)

- тактическим использованием радикально новых математических протоколов управления экономикой, с использованием суперкомпьютеров и технологий big data. Вероятностные подходы математического моделирования - с помощью big data - творят чудеса. А на подходе уже и технологии искусственного интеллекта.

Два вышеуказанных фактора и дадут нам реалистические основания преодолеть все те недостатки планового подхода, о которых вполне обоснованно написал выдающийся экономист XX века Фридрих фон Хайек, но при этом задействовав многочисленные достоинства планового подхода. Но надо усвоить, что это его мнение - отнюдь не приговор, особенно в нынешнюю технологическую эпоху.

Таким образом, приняв в Украине промышленную политику, как главный фактор развития, мы сможем развернуть нынешний негативный тренд на депопуляцию - вернуться к росту украинской экономики, и, вследствие этого, к росту украинского народонаселения. Я верю, что в украинском обществе найдутся здоровые силы чтобы развернуть этот дерегулятивный экономический тренд вспять. В конце концов, ведь не глупее же мы японцев, китайцев и корейцев, которые это в свое время поняли.

В конце колонки я хочу сказать (те, кто понимают - услышат, те кто не захотят понять - нет, и я могу лишь высказать сожаление по этому поводу): всякая власть, которая будет отказываться от проведения в Украине промышленной политики - обречена. На ее совести будет жалкая жизнь наших стариков, несчастное детство наших детей, благодаря ей миллионы украинцев, планируя семью и имея нищенские доходы, будут принимать решения об одном ребенке в семье, или могут вовсе отказаться от того, чтобы иметь детей. Именно это ждет страну, если в украинской экономике не будет промышленной политики, адекватной вызовам и тенденциям XXI века.

Тэги: экономика
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?