Свобода слова VS пропаганда, или Некоторые мысли по поводу юбилея LB.ua

Печать

Наша власть вновь и вновь стремится установить контроль над информационными потоками. Следуя, очевидно, примеру большевиков, которые в октябре 1917 года сразу после взятия Зимнего захватили почту и телеграф.

LB.ua отметил свое двухлетие. Не Бог весть какой юбилей, но читающая и думающая публика внимание на него обратила. Иначе и быть не могло: это издание – одно из немногих в Украине, которые в своей редакционной политике действительно исповедуют принцип свободы слова и мнений. Причем это не показная оппозиционность газеты, финансируемой какой-либо политической силой, а принцип редакционной политики.

Об оппозиционности я упомянул не случайно: к сожалению, в наших реалиях практически любая правдивая информация невыгодна власти и выглядит оппозиционно. С другой стороны, правда, которая становится достоянием общественности, априори выгодна власти. Точнее, должна быть выгодна – ведь издание, которое доносит до своей аудитории правду, выступает неким звеном обратной связи в системе управления «власть-общество» (естественно, если речь идет не об издании, учредителем которого являются органы государственной власти). Игнорирование сигналов этого звена приведет к потере устойчивости в системе и, в конечном итоге, к ее остановке или разрушению.

Сравнение со звеном обратной связи применительно к LB.ua и некоторым другим средствам массовой информации вполне корректно еще и потому, что благодаря сегодняшним технологиям они имеют собственные онлайн-версии, на которых читатели могут не только получать информацию, но активно ее обсуждать и выкладывать собственные материалы. Газеты становятся средой сетевого общения и, одновременно, одним из мощных инструментов функционирования, а в случае Украины, – развития гражданского общества. Вопрос только, осознает ли режим, установившийся в нашей стране, потребность в существовании такого общества, и пользу для себя от присутствия в своем информационном поле независимых средств массовой информации.

Судя по всему - нет, не осознает. Ведь наша нынешняя власть не просто опасается, а откровенно боится всяческого инакомыслия. И даже не инакомыслия, а просто мелкого несовпадения с ней во взглядах, высказываемого гражданами.

Макс Левин
Макс Левин

Логическим завершением подобной политики может стать, как сказано выше, разрушение неэффективной системы.

События в странах Северной Африки в который раз продемонстрировали, каким бывает это разрушение. Системы управления там были разные, но, в конце концов, и откровенно автократические, и псевдодемократические режимы либо пали, либо агонизируют. При этом, к сожалению, далеко не факт, что на волне народного негодования и под лозунгами наведения порядка их не сменят режимы, еще менее склонные к учету народного мнения.

Конечно, и в других частях света, даже в странах, считающих себя чуть ли не эталоном демократии, нынче тоже не все гладко. Но как-то не верится, что, скажем, в США все закончится сменой государственного строя и кровавыми репрессиями против бывших первых лиц. Во всяком случае, в течение всех лет существования этого государства ему удавалось не только с честью выходить из самых сложных кризисов, но и развиваться.

Мало кто знает, например, что положения Декларации независимости, не только объявлявшие о суверенитете США, но и провозглашавшие основные идеи демократии — равенство людей и их «неотъемлемые права, среди которых право на жизнь, свободу и на стремление к счастью» - распространялись лишь на белых мужчин-иммигрантов, спасавшихся за океаном от европейских монархий. Лишь около века спустя гражданские права получили женщины – когда общество осознало, что люди должны быть равны независимо от пола. Также около ста лет плюс гражданская война потребовались для того, чтобы расквитаться с рабством и дать свободу темнокожим американцам. И еще почти полтора столетия – на то, чтобы потомки этих рабов стали действительно полноценными гражданами страны, которые могут занимать наивысшие должности в ее государственной иерархии.

Как и что заставило общественное мнение в этой стране измениться столь радикально?! Ответ очевиден: гражданские свободы, и, прежде всего, – свобода слова и свобода печати. Свобода коммуникаций. Количество информации о проблемах, получаемой обществом, в какой-то момент переходило в качество решений, вызревавших в этом обществе.

Но наша власть вновь и вновь стремится установить контроль над информационными потоками. Следуя, очевидно, примеру большевиков, которые в октябре 1917 года сразу после взятия Зимнего захватили почту и телеграф.

Не следует, однако, считать, что контроль над информацией – это изобретение лишь автократических режимов. Отнюдь. Но только государства с демократическим устройством к жестким его формам прибегают лишь в случае каких-то чрезвычайных событий – прежде всего в условиях, когда страна участвует в военных конфликтах или, тем более, – в полномасштабной войне. Да и то, чаще всего при этом используются не столько запретительные меры, сколько некие манипулятивные технологии. Например, замалчиваются какие-то факты, смещаются акценты на не очень значительные события.

Справедливости ради следует заметить, что и автократические режимы в подобных условиях используют манипулятивные технологии. Самая яркая иллюстрация этому – объяснения причин конфликтов и рассказы о своих и вражеских потерях представителями противоборствующих лагерей. Впрочем, к реальной свободе слова это уже не имеет отношения и называется емким термином «пропаганда».

У нас пропаганды хватает и сегодня, хоть и не война! Во всяком случае, в отечественных средствах массовой информации (чуть было не написал «агитации»), учредителями которых являются органы власти, а также в тех, за которыми стоят люди, в эту власть имплантированные, к ней близкие или от нее зависимые.

За примерами далеко ходить не надо – достаточно посмотреть программы новостей, да и не только новостей, транслируемые одним из столичных телеканалов, который финансируется за счет городского бюджета. И хотя такая политика чрезвычайно вредна для его рейтингов, и, следовательно, значительно уменьшает рекламный бюджет, но это, по мнению руководства канала, не страшно – главное, чтобы живительный бюджетный поток не иссякал. А то, что это вредит и самой власти, она, скудоумная, понять до сих пор не может.

Фото: Макс Левин

Не лучше дела обстоят и в регионах: там сводки новостей на большинстве каналов и в очень многих газетах вообще напоминают поздравительные адреса.

Да что там муниципальные и региональные СМИ! Мониторинг, проводимый в рамках проекта «У-Медіа»-«Мониторинг дотримання журналістських стандартів та підвищення медіа грамотності широкого кола українських громадян», который реализуется общественной организацией «Телекритика» при поддержке «Internews Network», наглядно демонстрирует неуклонный рост количества материалов с признаками заказных и цензуры в эфире восьми общенациональных телеканалов. Причем безусловным лидером в этом процессе является Первый национальный, т.е. государственный, канал! Характерно, что по данным тех же аналитиков, особое табу наложено на тематику, связанную с сокращением прав и свобод граждан, угрозам свободе слова, освещению попыток властей давить на СМИ и отдельных журналистов.

Вполне очевидно, что значительная часть отечественного информпространства постепенно возвращается к функционированию по советской модели, когда газеты, теле- и радиоканалы были не инструментами информирования населения, а коллективными пропагандистами. Между прочим, внешние следы этой модели сохранились в названиях некоторых изданий: например, популярные «Аргументы и факты» в начале своего существования издавались как бюллетень для лекторов и пропагандистов системы политучебы. Об этом, кстати, свидетельствует наличие в названии этого издания слова «аргументы», применяемого чаще всего в дискуссиях (тогда подразумевалось, что это дискуссии с воображаемыми идеологическими противниками).

Нельзя не сказать о том, что в редакциях газет, радио и телевидения в те времена, также как и сегодня, работало немало честных журналистов. Однако публикация или выпуск в эфир материалов, в которых можно было усмотреть критику власть имущих, требовали со стороны авторов и редакторов большого гражданского мужества.

Судя по всему, в нашей стране такое гражданское мужество снова все чаще необходимо журналистам. Отсюда и уменьшение количества редакций, придерживающихся в своей деятельности принципов свободы слова. Поэтому и столь заметны в отечественном информационном поле издания, упрямо сопротивляющиеся таким тенденциям. Ведь именно они задают стандарты журналистской работы и завоевывают доверие сограждан. И, в конечном итоге, именно они действительно влияют на ход событий в стране. А значит, и на жизнь ее граждан. На нашу с вами жизнь.

С днем рождения, LB!

Печать
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?