Мечты сбываются!

Печать

На встрече с детьми в «Артеке» летчик-космонавт Юрий Георгиевич Шаргин, отвечая на вопрос, бывал ли он в «Артеке» в детстве, пошутил: «В детстве я думал, что для того, чтобы попасть в космос, нужно побывать в «Артеке». Я всю жизнь мечтал об «Артеке», но чтобы приехать сюда, мне сначала пришлось полететь в космос».

Фото: engls.ru

В то время я был директором «Артека». И меня тоже часто спрашивали, бывал ли я школьником в «Артеке».

Нет, не бывал. И космонавтом я тоже не стал, хотя в детстве мечтал об этом.

…1975 год. Я учился в пятом классе. Однажды, во время одного из уроков, к нам зашла девочка-старшеклассница. Ее сопровождал завуч. Урок прервался, все встали.

- Садитесь, – сказала завуч.

Подняв вверх подбородок и глядя поверх голов, она восторженно произнесла:

- Перед вами Алена (фамилию ее я уже не припомню), ученица 7-а класса, член совета дружины нашей школы. Алена – отличница и готовится вступить в комсомол. Принимает активное участие во всех школьных мероприятиях. Ее 7-а класс в прошлом месяце собрал больше ста килограммов макулатуры. Она выиграла районную олимпиаду по английскому языку, где на английском языке написала письмо в защиту Луиса Корвалана (это был руководитель компартии Чили, заточенный в те годы в концлагерь). Несколько дней назад Аленочка вернулась из пионерского лагеря «Артек» и сейчас она вам об этом расскажет.

Девочку эту я встречал и раньше. Она всегда выступала на школьных собраниях, где мы дружно обещали бороться за дело коммунистической партии – «Будь готов - всегда готов!». Белоснежный фартук, воздушные банты, красный галстук.

Пока завуч говорила, она стояла как памятник. А потом вдруг широко улыбнулась, развела руки в сторону и, как-то очень нежно, сказала: Ребята, «Артек» – самое прекрасное место на планете.

Она говорила очень эмоционально. Глаза блестели, а голос звучал мягко, как-то по-заговорщицки. Мне показалось, что, не будь учителей в классе, мы бы узнали от нее какую-то тайну. Однако и без этого услышанное впечатляло: море, горы, форма, концерты, музеи, кружки! Иностранцы!! Космонавты!!!

Воображение рисовало чудесные картины фантастического лагеря.

- Задавайте вопросы, – резкий голос учителя разорвал какую-то невидимую связь между рассказчицей и классом.

Все молчали. Алена перестала улыбаться и опять превратилась в памятник пионерке.

- Когда Аленочка закончит школу, она поступит в педагогический институт и станет учителем английского языка, – произнесла завуч, глядя в сторону семиклассницы.

- Нет, я буду женщиной-космонавтом, – неожиданно сказала девочка и опустила голову.

- Почему космонавтом? Ты же хотела быть учителем, – растерялась завуч.

Алена выпрямилась, высоко подняла голову и, словно на собрании, отчеканила:

- Я буду космонавтом. Это решение мы приняли вместе с друзьями в «Артеке». Я хочу полететь в космическую экспедицию на другие планеты. Я хочу открывать новые звезды, новые миры. И на каждой новой планете мы будем строить такой же лагерь, как «Артек».

Завуча явно не устраивали ни рассказ Алены, ни ее ответ на вопрос. Она начала нам читать лекцию о поведении, успеваемости, активной жизненной позиции и голодающих бедных детях из капиталистических стран. Детях, у которых нет такой заботливой партии и такого прекрасного лагеря.

После каждой ее фразы мои мечты попасть в «Артек» развеивались как дым. Я не подходил под большую часть критериев «правильного» советского ребенка.

«В «Артек» вряд ли поеду, – подумал я, – а вот мечту стать космонавтом вы у меня не отберете».

Тут, наконец, весело прозвенел звонок. Звонок об окончании урока всегда звучал веселее и приятнее, чем звонок на урок…

Этот случай из детства всплыл в моей памяти, когда я, приехав в «Артек», знакомился с экспонатами его Музея космонавтики. Вот тренировочный скафандр Гагарина; вот скафандр Леонова, в котором он выходил в открытый космос; вот настоящий «Луноход»; вот парашют, на котором спускался аппарат космического корабля «Восток». А еще – шлем, образцы питания и множество других интересных вещей.

Это уникальный музей. Один из первых, если вообще не первый в мире, музей космонавтики. В 1967 году его открыл Юрий Гагарин. Все приезжавшие в «Артек» космонавты и астронавты пополняли коллекцию музея, оставляли памятные записи в книге почетных гостей.

Пройдя испытания в тренировочном кресле космонавтов (это разрешается всем посетителям музея), и, преодолев легкое головокружение, я смотрел на фотографию Гагарина и думал: «А о чем мечтают современные мальчишки и девчонки?».

О разном.

Ведь сегодня в «Артек» приезжают очень разные дети, точнее дети из очень разных социальных слоев.

Дети из хорошо обеспеченных семей, как правило, не мечтают. Они твердо знают, что, когда вырастут, станут прокурорами, судьями, таможенниками, налоговиками или депутатами. В общем, как папа или мама. У некоторых из них уже даже рефлексы соответствующие выработались. Они проявляются в первые дни пребывания в лагере: «Если вы мне это будете запрещать , то приедет мой папа и всех посадит», «Я скажу папе, и он купит весь «Артек», а вас – выгонит», «Я вам заплачу, сколько скажете, если вы мне разрешите …» и т.п.

Те, кто приезжает по социальным путевкам, хотят досыта поесть, покупаться в море и получить в подарок футболку. Раздумывая же о своих перспективах, просто мечтают выжить.

Однако идеология и педагогическая практика в «Артеке» выстроены так, что все дети находятся в равных условиях. Через несколько дней все они становятся артековцами, живущими одной дружной семьей. Ребенок, оторвавшись от своей социальной среды и приняв существующие в лагере правила, становится другим. Он как бы забывает свою доартековскую жизнь и всеми силами старается реализовать себя в новых условиях. Оказывается, помогать другим и быть полезным в коллективе – это «круто». Он как губка впитывает новую информацию, предложенную ему педагогами.

Ребенок начинает мечтать.

Скрупулезно изучая виды морских узлов и выходя на шлюпке в море, он видит себя моряком или даже капитаном. Поднимаясь на Аю-Даг, он – будущий покоритель горных вершин. После встречи с знаменитыми писателями начинает писать стихи и романы. Сидя с открытым ртом на лекции о классической музыке, узнает, что Бетховен – это не кличка собаки, а Моцарт – не конфеты. И главное, ему нравится эта музыка.

Вот он приходит в Музей космонавтики. Все, что казалось ему фантастическим и очень далеким, оказывается прямо перед глазами. В гости приехали настоящие космонавты. Изучение и покорение космоса – это будущее человечества. В итоге: «Я хочу быть космонавтом!»

Все правильно. Он научился ставить перед собой большие цели, смотреть в будущее. Там, в будущем – его жизнь. Вчерашний и сегодняшний день – это прошлое, пусть им занимаются историки.

Мечтая, человек живет днем завтрашним.

Идя навстречу своей мечте, преодолевая препятствия и трудности на своем пути, человек становится личностью.

Возвращаясь в свой реальный мир, ребенок живет по его законам, сегодня особенно жестоким и несправедливым. Но в его жизни был «Артек» и он точно знает, что его мир может и должен быть лучше…

…Моя мечта о космосе сбылась в 2010 году. Реализовать ее помогли мои друзья – бывший ответственный сотрудник космодрома «Байконур» Володя Баканов и летчик-космонавт Юра Шаргин.

Так как поступить в отряд космонавтов шансов у меня уже не было, я попросил их отправить на Международную космическую станцию флаг с изображением логотипа «Артека».

16 июня 2010 года космонавты Александр Скворцов и Михаил Корниенко на фоне артековского флага поздравили лагерь с днем рождения. Позже флаг вернулся на Землю и стал достойным экспонатом Музея космонавтики.

…В детстве я очень хотел поехать в «Артек» и мечтал побывать в космосе. Став взрослым, проработал в «Артеке» четыре прекрасных года. В те годы артековский флаг побывал в космосе. Значит, в космосе побывал и я – ведь «Артек» стал частью моей жизни, частью меня самого!

Мечты сбываются!

Тэги: Артек, дети, День Космонавтики
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?