Спецтема
Коррупция - СТОП!

Додаток. Крим

Печать

В результате бытовой ссоры, которая произошла в одной из квартир между группой знакомых распивавших спиртные напитки, произошла драка. Мы имеем на лицо пострадавшего – Завгороднего Е. Е. и обвиняемого - Кузьмина А.В. Кто прав и кто виноват, естественно должен установить следователь, но факты и документы, которые поступили от матери обвиняемого, указывают на многочисленные нарушения в следственном процессе по отношению к обвиняемому. Данные факты указывают на халатное отношение следователя к делу, и неправдивость показаний потерпевшего. Редакция проекта «Коррупция-Стоп» относительно данных фактов уже отправила запросы в контролирующие органы.

В результате бытовой ссоры, которая произошла в одной из квартир между группой знакомых распивавших спиртные напитки, произошла драка. Мы имеем на лицо пострадавшего – Завгороднего Е. Е. и обвиняемого - Кузьмина А.В. Кто прав и кто виноват, естественно должен установить следователь, но факты и документы, которые поступили от матери обвиняемого, указывают на многочисленные нарушения в следственном процессе по отношению к обвиняемому. Данные факты указывают на халатное отношение следователя к делу, и неправдивость показаний потерпевшего. Редакция проекта «Коррупция-Стоп» относительно данных фактов уже отправила запросы в контролирующие органы.

В производстве следователя СО Симферопольского РО ГУ МВД Украины в АР Крым Асанова Р.Ш. находится уголовное дело по обвинению Кузьмина Александра Геннадьевича в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 146, ч. 2 ст. 187 Уголовного кодекса Украины (нанесения телесных повреждений средней тяжести).

От Кузьминой Нины Васильевны, проживающей по адресу ул. Острякова дом 3 кв. 8, п. Гвардейское, Симферопольского района, АР Крым:

……16 мая 2011 года в 10 часов 07 минут на мобильный телефон защитника позвонил следователь с предложением принять участие в следственных действиях с подзащитным Кузьминым А.Г. в помещении Симферопольского следственного изолятора, в этот день 16 мая 2011 года. При этом следователь Асанов Р.Ш. отказался сообщить ему о характере, планируемых следственных действий, сказав, что об этом он не будет говорить по телефону.

В связи с большой загруженностью в этот день, защитником было предложено Асанову Р.Ш. провести следственные действия на следующий день 17 мая 2011 года. С этим предложением Асанов Р.Ш. согласился.

Однако, в 17 ч. 50 минут 16 мая 2011 года, Асанов Р.Ш. по телефону сообщает защитнику о том, что им было 16 мая 2011 года, объявлено Кузьмину А.Г. об окончании следствия. Объявление об окончании следствия Кузьмину А.Г. проведено Асановым Р.Ш. с нарушением процессуального закона, без участия, и ведома защитника.

В связи с этим, имеются сомнения в объективности данного следователя.

На основании вышеизложенного, защитник заявляет отвод следователю СО Симферопольского РО ГУ МВД Украины в АР Крым Асанову Р.Ш., и просит данное ходатайство удовлетворить прокурором Симферопольского района. Это ходатайство защитника об отводе следователя прокурором отклонено.

16 мая 2011 года объявлено об окончании досудебного следствия по данному делу.

При ознакомлении с материалами дела стало известно, что обвиняемый Кузьмин А Г. был необоснованно объявлен в розыск органами досудебного следствия 01 июля 2010 года.

Так, в материалах уголовного дела л.д. 225 тома № 2 содержится сопроводительное письмо со ссылкой на 20 листов приложений на установление местожительства и доставки Кузьмина А.Г. в орган внутренних дел. Однако, приложений в таком количестве не имеется, оперативно-розыскные мероприятия по установлению местонахождения Кузьмина А.Г. должным образом не проводились.

02 июля 2010 года была объявлена подписка о невыезде без присутствия Кузьмина А.Г.

Доказательств того, что Кузьмин А.Г. скрывался от следствия, кроме формального ответа сотрудника милиции Ислямова Э., нет. Об необоснованном объявлении в розыск моего сына Кузьмина А.Г. защитником было направлено заявление 27 мая прокурору Симферопольского района.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что желание следователя «засадить» незаконно моего сына бело безмерно и безгранично.

Все это наталкивает меня на мысль, что моего сына формально и специально объявили в розыск, чтобы впоследствии иметь достаточный повод изменить ему меру пресечения. Что и было сделано.

7 марта 2011 года неизвестные люди, не сообщая мне зачем они пришли стали разрушать входную дверь в квартиру. Я в сильном психологическом шоке открыла дверь. Ворвавшуюся группу лиц в гражданской одежде удалось остановить в прихожей. Следователь сообщил, что они в моей квартире будут искать оружие, патроны и наркотики. По моей просьбе следователь с Постановлением на обыск дал мне ознакомиться из своих рук, на расстоянии, не подходя ко мне близко. С Постановлением я ознакомилась частично, читая вслух. Постановление на проникновение в квартиру и проведение обыска или его копию вручить мне отказались. Постановление суда на проведение обыска мне предъявлено не было. (доказательством является видеосъёмка, которую я прилагаю к данному обращению). С трудом добившись от следователя цель их «визита», я поняла, что они приехали забрать моего сына Кузьмина А. Г. Мой сын, сразу же по моей просьбе вышел из своей комнаты, где он в этот момент слушал музыку в наушниках, неизвестный мне человек надел ему наручники и его увезли.

9 марта 2011 года по решению Симферопольского суда моему сыну изменили меру пресечения подписки о не выезде на арест, несмотря на то, что 2 июля 2010 года была объявлена подписка о невыезде без присутствии моего сына.

С конца апреля 2010 года по 7 марта 2011 года моего сына в Симферопольский РОГУ МВД Украины в АР Крым в устной форме, а тем более по повестке, как это предусмотрено законом, никто не вызывал.

Мой сын постоянно находился дома и никуда не скрывался, это подтверждается подписями соседей, знакомых, работниками поселковых магазинов. Кроме того, подписями тех же людей подтверждается, что с апреля месяца 2010 года никто из работников правоохранительных органов не обращался к ним и не опрашивал их по вопросу – проживает или не проживает по месту жительства Кузьмин А.Г.

20 мая 2011 года мой сын Кузьмин А.Г. потребовал у следователя, в присутствии защитника копию описи материалов уголовного дела, при ознакомлении с материалами уголовного дела. Это требование оставлено следователем без удовлетворения.

Таким образом, ознакомление с материалами уголовного дела в количестве 998 листов, по решению Симферопольского районного суда от 24 мая, в течении пяти дней, 20,23,25,26,27 мая, проводилось с нарушением закона, так как опись документов находящихся в уголовном деле следователь моему сыну не предоставил и срок ознакомления явно недостаточно. Расследование по данному делу проводилось с нарушением норм законодательства Украины по следующим основаниям:

Уголовное дело возбуждено СО Симферопольского РО 29 января 2009 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 122 УК Украины.

Постановлением Симферопольского районного суда Автономной Республики Крым от 23 ноября 2009 года данное дело было направлено на дополнительное расследование.

02 февраля 2010 года определением Апелляционного суда АР Крым указанное постановление суда оставлено в силе. Данным определением суда предусмотрена необходимость проверки всех версий и доводов обвиняемых Кузьмина А.Г. и Супруна А.В.

09 марта 2011 года Кузьмину А.Г. было предъявлено обвинение по ст.146 ч. 2, ст. 187 ч. 2 УК Украины.

16 мая 2011 года следователем Асановым Р.Ш. было объявлено об окончании следствия, материалы уголовного дела предъявлены для ознакомления. Однако, данным следователем и прокуратурой Симферопольского района АР Крым не берется во внимание, что переквалификация действий обвиняемого Кузьмина А.Г. осуществлена необоснованно на ст. 187, ст. 146 УК Украины. При этом, отдельная квалификация действий обвиняемого по ч. 2 по ст. 146 УК Украины не предусмотрена законодательством Украины, поскольку насильственные действия, совершенные в процессе грабежа, полностью охватываются данной статьей закона. По делу имеются обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу в силу п. I ст. 6 УПК Украины.

Ни одно лицо, допрошенное органами досудебного и судебного следствия, не утверждает то, что целью нападения на Завгороднего Е.Е. было, - завладение его имуществом. Потерпевший Завгородний Е.Е. не показывает на воспроизведении обстоятельств и обстановки события на действия кого-либо, направленные на завладение его имуществом.

Не находят своего подтверждения материалами уголовного дела доводы потерпевшего Завгороднего Е.Е. об отобрании у него серебряных вещей в результате разбоя протоколом личного досмотра и изъятия у задержанного Кузьмина А.Г. непосредственно после совершения

инкриминируемого деяния 28 декабря 2009 года сотрудниками Гвардейского ПОМ. Серебряные вещи Завгороднего Е.Е. не были обнаружены, и имеются все основания полагать, что возможно даже данных вещей у него при себе не было.

На воспроизведении обстановки и обстоятельств события ни Завгородний Е.Е., ни Супрун А.А., ни Супрун К.А. не указывают на отобрание каких-либо вещей у Завгороднего Е.Е.

Утверждение Завгороднего Е.Е. о том, что ему «выкручивали палец со всей силой» при снятии серебряного кольца, с силой срывали цепочки с шеи и он чувствовал при этом сильную боль не находят подтверждения выводами медицинского эксперта, поскольку каких-либо повреждений на пальцах рук и на шее Завгороднего Е.Е. не установлено.

Ни одно лицо, допрошенное на стадии досудебного следствия, не заявляет о том, что Завгородний Е.Е. изъявлял желание уйти из квартиры, и что кто-либо чинил ему в этом препятствия.

Согласно медицинской карты стационарного больного Завгороднего Е.Е. №243 45 следует, что «Поступил 28.32.08 г. в 8. 55. Для продуктивного вербального контакта больной не доступен из-за алкогольного опьянения», и возможно, из-за этого он не выражал свою волю доступно. Руководствуясь ст. 220, 221 УПК Украины, защитником Кузьмина А.Г. были заявлены обоснованные ходатайства о дополнении следствия, которые оставлены следователем без удовлетворения. Прокуратурой Автономной Республики Крым не дана надлежащая правовая оценка указанным фактам.

На приёме 17 мая, у прокурора АР Крым Молицкого Степана Владимировича, мною была предоставлена жалоба в порядке ст. 97 УПК Украины, в которой я сообщала на все выше перечисленные и многие другие нарушения. Согласно ст. 97 УПК Украины, мне должен быть дан ответ в течении трёх суток. 19 мая мною на имя прокурора АРК было направлено заявление с просьбой, что бы копию результата рассмотрения данной жалобы выдать мне на руки, и сообщить сроки рассмотрения жалобы. 26 мая и 27 мая работниками прокуратуры АРК в устной форме было отказано в выдаче копии ответа на мою жалобу.

Обратиться на приём в Генеральную прокуратуру Украины, я не могу в связи с тем, что нет ответа по моей жалобе от прокурора АР Крым, без ответа Ген. Прокуратура не принимает. -

Тэги: коррупция
Печать
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?