Незастывшая музыка. Продолжение

Печать

Писать об архитектуре – одно из самых неблагодарных занятий.

С одной стороны, есть море материала для анализа, с другой, есть океан этого самого анализа, проведенного такими мастерами и классиками, как Витрувий, Вийяр д'Оннекур, Альберти, Лука Пачоли, Леонардо да Винчи, Франсуа Блондель и Ле Корбюзье. И на этом фоне, в попытке углЫбить и развить, автору легко оказаться в роли Хрущова из старого советского анекдота, устраивающегося в Мавзолее со своей раскладушкой.

Фото: azerbaycan.16mb.com

А с третьей стороны, мы, миллионы людей, живем и работаем, используя в качестве привычной и комфортной среды весь этот, так сказать, первоисточник анализа, совершенно не забивая себе голову собственно анализом. И эта де-аналитичность ни в малейшей мере не мешает нам в повседневной жизни, как не мешает майскому жуку летать научный анализ, отрицающий эту его способность.

И что же означает данный факт практически?

Смысл первый: мы все специалисты в архитектуре! Впрочем, как в футболе, медицине и воспитании детей.

Смысл второй: мы сами не понимаем, что мы понимаем под термином «архитектура».

Привычная с детства формула «Архитектура - это застывшая музыка» кроме своей красивой метафоричности таит и некое лукавство, вырывая понятие из присущего именно ему контекста и обволакивая его толстым слоем ваты, состоящей из приблизительности и заушипритянутости. Что такое застывшая музыка – тишина, что ли? Или, применительно к нашей теме – чистое, незастроенное пространство? К этому мы еще вернемся, а пока определим рамки нашей темы.

Так в чем же предмет нашего разговора? Мы говорим об учебной дисциплине, изучаемой в профильных ВУЗах? Или о картинках в журналах по строительству и ремонту? А может, о домах на нашей улице, пропорциях, колоннах и рельефах на фасаде, балконах, скатах крыш, карнизах и всяких прочих балюстрадах? Или – уж гулять, так гулять – о градостроительных планах, осях и магистралях, функциональном зонировании, системах коммуникаций, вертикальной и горизонтальной экспансии?

Самое примечательное, что все вышеперечисленное, так или иначе, касается предмета, обозначенного в качестве темы статьи. Но, поскольку еще глубокоуважаемый К. Прутков предостерегал от попыток объять необъятное, то нам для первого раза стоит более-менее внятно выделить тот фрагмент понятия, о котором будет говорить.

Видимо, есть смысл ограничить его рамками той самой функциональности, которая для любого из нас имеет первостепенное и сиюминутное значение. Говорить будем «за жизнь».

Стало быть, начнем с четвертой стороны. Или пойдем от четвертой стены.

Кстати, а почему именно четвертой? Почему именно кубично-параллелепипедная четырехстенная конструктивная схема считается для нас настолько естественной, что вошла в фольклор?

Стоит отвлечься на минуту , чтобы вспомнить замечательно иллюстрирующие тему стихи Р. Рождественского:

Человек надел трусы,

майку синей полосы,

джинсы белые, как снег,

надевает человек…

…сверху весь микрорайон,

область надевает он.

Опоясался как рыцарь

государственной границей.

В чем глубокий смысл этой иллюстрации? Человек, с того момента, как решил выделиться из животного мира, первым делом стал создавать себе благоприятную микросреду в виде оболочек, предохраняющих его от тлетворного влияния улицы. Сначала это была примитивная одежда в виде шкур, т.е. нечто, предоставляемое самой природой. Одновременно естественным образом осваивалась оболочка, более масштабная и предоставляющая относительно бОльшую степень свободы и защиты – гнездо на дереве или пещера в скале.

Вот именно отсюда и началась цепь преобразований, которые мы сейчас гордо именуем человеческой цивилизацией. Наш предок отделил пространство своего комфорта и безопасности от всего остального природного окружения, и стал его преобразовывать в соответствии с развитием своей способности к абстрагированию и осмыслению мира в категориях, лежавших вне пределов предметного мира.

Понятие внутреннего/внешнего стало одним из решающих пространственных, более того – философских осмыслений человека, определивших всю цепь последующего исторического пути.

И в этом нет и доли преувеличения. По сути, в течение всего известного нам исторического цикла, человечество двигалось путем освоения (присвоения) оболочек и расширения этого понятия от непосредственно связанного (одежда) до опосредованного категориями философскими, пространственными, правовыми и военно-политическими. Вектор экспансии понятия шел путем моя одежда – мой дом – мой двор – моя улица –– мой город – моя страна. Здесь я, безусловно, упрощаю, но это упрощение не меняет сути: построение и постоянное расширение искусственной среды-оболочки было и до сих пор есть методом организации жизнедеятельности Хомо Сапиенса.

Тэги: архитектура, человечество, градостроительство
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?