Глас вопиющего из Шахты № 8

Печать

Документальное кино может быть популярным, если оно о Донбассе. Это наглядно продемонстрировал нашумевший фильм “Шахта № 8”. Судя по обсуждениям на форумах, для публики из Центральной и Западной Украины важна не столько форма, подача, сюжет, режиссура или операторская работа, сколько возможность увидеть в Донбассе само зло, которое вырывается из тверди земной через штреки угольных шахт.

Фото: uaworld.org

Естественно, что фильм не об этом. Он о 15-летнем парне Юре, который борется со всеми превратностями судьбы, не теряя при этом доброты в сердце. Но самое поразительное в этом молодом человеке то, что, несмотря на мать-алкоголичку, умершего отца, гулящую сестру и постоянную потребность зарабатывать деньги самым тяжким способом, работая в шахте № 8, он хочет учиться. Точнее закончить ПТУ по специальности сварщика. И фильм, в общем-то, о борьбе за эту искрящуюся мечту.

“Шахта № 8” содержит еще несколько сюжетных линий, которые никто из социально-активных украинцев в упор не хочет замечать.

Например, положительный образ шахтеров, которым за 60. Следует обратить внимание, что речь идет не о спившемся поколении от 50 до 60, которое встретило независимость в 30 лет – в самом рассвете сил, и не нашло ничего более разумного, чем работать на шахтах, где не платили зарплату. Одного из его представителей в фильме показывают едущим в маршрутке и несущим какую-то ахинею о том, что он не хочет отдавать своего сына в НАТО.

А речь идет о старшем поколении, расцвет сил которых пришелся на 70-80, когда шахтеры и металлурги были элитой рабочего класса. Именно представители этого поколения и помогают герою фильма. Их речь не груба, а наоборот чиста, несмотря на частые вкрапления технической лексики. Именно один из них говорит, обращаясь в фильме к подросткам: “Так, не ругайтесь здесь!”

Еще один интересный персонаж – это сестра Уля, олицетворяющая деструктивность молодых девушек. Дело в том, что в Донецке часто доводилось встречать молодых барышень, которые возвышают себя над сверстниками, считая, что главное в жизни – это выйти замуж за бизнесмена.

Но есть еще самая главная драма во всей этой истории. Ее как бы не замечает режиссер фильма, но, на мой взгляд, она была отчетливо видна. Юра хочет стать сварщиком. А сколько зарабатывает рядовой сварщик? Если посмотреть объявления в Интернете, то в среднем – 4000 грн. С украинскими ценами такая зарплата не позволит не то, что поднять двух сестер и мать, а даже содержать в достатке собственную семью. Да есть сварщики с з/п от 3000 дол. Но это уже специалисты с навыками программирования сварочных станков. Далеко не все профессора институтов сварки такое умеют.

И во время просмотра всего фильма у меня возникает вопрос: а где же наши сверхактивные общественные организации, которые с утра до ночи ратуют, что им “за державу обидно”. А, между прочим, они могли бы организовать для таких парней преподавание по Интернету какой-нибудь более успешной дисциплины. Б/у ноутбук стоит 1 000 грн, радио-интернет – около 100 грн/мес. Это можно себе позволить даже работая в шахте-копанке.

А ведь в Украине есть успешные профессии, которым можно научить за несколько лет или даже месяцев. Например, сын моего классного руководителя ремонтировал в юности мотоциклы Toyota и чувствовал себя очень уверенно в материальном плане.

В Украине определенно есть действующие общественные организации (не считая фондов олигархов). Но они НИКОГДА не будут делать подобных проектов. Потому что общественные проекты рассчитаны на внимание общественности. А общественности, которая интересуется общественными проектами, интересны в основном вышиванки и история УПА.

Тэги: шахты, Донецк, фильмы
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?