Что гложет режиссера-гения?

Печать

«Он совершенно не знал, как снимать фильмы», - так сказала о Федерико Феллини неувядающая киномуза Клаудия Кардинале в преддверии показа картины «8 ½» на Ланжероновском спуске в первый день ОМКФ 2012. Актриса, сыгравшая в фильме одновременно и себя саму, и фантазию главного персонажа вспоминает режиссера, как волшебника, до сих пор недоумевая, как ему удалось создать иллюзию полета ее героини: «Все, что происходит в фильме – это чистая импровизация».

Кадр из фильма "8 1/2"
Кадр из фильма "8 1/2"

Эту особенность ленты в свое время восприняли в штыки американцы. Сюжетно нестройный фильм итальянского режиссера, начинавшего путь в кино с насыщенных драматических историй, о душевных метаниях творческой личности не вызвали понимания. К счастью, это не помешало «8 ½» стать одним из самых влиятельных фильмов за всю историю кинематографа. Феллини, как и его герою кинорежиссеру Гвидо, удалось задумать фильм обо всем: о творческом кризисе, о католицизме, о нравах богемы, о мужской психологии, о духовности, о бездуховности, о браке, о киносъемках, о поиске смысла жизни. «8 ½», наверное, первое успешное «кино о кино», узаконившее этот жанр. В результате, по всему миру студенты кинофакультетов пичкают свои работы депрессивными киношниковскими рефлексиями. В отличие от них, Феллини позволил себе откровенничать, имея за плечами 8 ½ сильных киноработ.

Главный герой Гвидо всячески отлынивает от обязанности работать над фильмом, ставит под угрозу свой брак из-за любовницы, пытается поймать музу, обрести вкус к жизни и вспоминает-вспоминает-вспоминает, и воображает. Зрителю предоставляется уникальная возможность понять образ мышления одновременно и художника, и колеблющегося, сомневающегося немолодого мужчины. Герой разочарован, он язвительно воспринимает свое окружение и убегает в мир грез и мимолетного вдохновения. Это его способ упорядочить хаос в личной жизни и творчестве. И Феллини не опускает героя на грешную землю, оканчивая фильм торжеством фантазии и безграничного внутреннего мира, в котором запросто все дорогие памяти люди, живые и умершие, могут слиться в хороводе под музыку Нино Рота.

Возглас кого-то из многочисленной публики на Ланжероне: «Это не режиссер, это бог!» - лишнее доказательство того, что и через 50 лет после премьеры опус магнум Федерико Феллини не устаревает, захватывая зрителей: кого амурными перипетиями, кого колкой иронией, кого искренним и оправданным обнажением души. А ведь вопрос «о чем кино?» так и остается открытым. Возможно ведь, что маэстро просто публично извинился перед своей женой, талантливейшей актрисой Джульеттой Мазиной за скверный нрав и измены.

Юлия Кузнецова

Тэги: рецензии, фильмы, Одесский кинофестиваль
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей