Спецтема
Фестивальные дневники

Дневник ОМКФ: Кузнецов, Гринуэй, Духless

Печать

LB.ua публикует дневник третьего дня Одесского международного кинофестиваля: мастер-класс для кинокритиков от Александра Кузнецова и фильм "Духless". Плюс расшифровка пресс-конференции Питера Гринуэя.

Фото: пресс-служба ОМКФ

Найди и продай себя

14 июля в рамках ОМКФ прошел первый мастер-класс Киношколы фестиваля. Начинающие актеры забивали ментальные гвозди вместе с Александром Кузнецовым. Как продать себя, подороже и, главное, крупным белозубым планом.

Первым делом обозначили составляющие карьеры: знание и образование – 10%, 40% - образ мышления, 50% - те, с кем ты общаешься. Потом последователь голливудских традиций, ученик Дарелла Хикмана, как сам себя обозначил Кузнецов, препарировал актерскую игру на составляющие и активно работал с залом. Первое и основное по Кузнецову - завоевать внимание. Найти в себе основные поинты – сильные стороны, влюбиться в свой образ и «цепануть» публику с первого взгляда.

Далее важно удержать внимание. Для этого нужно быть динамичным, меняться и менять пространство. Активно работать с партнером – предметом, человеком или даже чем-то нематериальным – воспоминанием, эмоцией. Главное, ввести себя в нужное состояние и ни в коем случае не дать зрителю понять, что в реальной жизни ты совсем другой.

Никаких переходов! Обязательное внимание крупным и полукрупным планам, ведь именно таким образом внимание фокусируется на актере. И тогда даже мести пол можно кинематографично.

Кузнецов активно работал «в поле»: пинг-понг вопросов-ответов, призывы к общим действиям. Но не у всех такой подход нашел отклик. Так, один из присутствующих встал и со словами «я продемонстрирую как у Вас получается» покинул зал. Кузнецов невозмутимо призвал не обращать внимание, ведь несогласные есть всегда, продолжил класс.

Хотя Александр Кузнецов и причисляет себя к последователям Станиславского и Чехова то, что творилось в процессе мастер-класса скорей напоминало биомеханику Мейерхольда.

К примеру: вот тебе стул, постой, не спеши, подумай и покажи то и таким образом, чтоб мы тебя поняли и, более того, - прониклись. Ребята залезали под стул, бросали его, размахивали руками, ногами, плакали и испытывали неподдельное облегчение. Кстати, у некоторых получалось очень даже натуралистично. Или все изображают раздражение, восхищение, депрессию.

Трюк в том, что народу на сцене много, а тебе надо расстроиться или восхититься так, чтоб заметили именно тебя. Ведь ты же себя продаешь! Одним словом, основательный и, возможно, для некоторых первый серьезный кастинг, а это весьма важный опыт. Также внимание к ошибкам – где поднажать, где бы поменьше движения, и с чем у всех была проблема – внимание на камеру.

Что ж, может кто-то и дорастет до гениального подхода Мерил Стрип. Opening night performans – когда приходишь на кастинг красиво упакован и с маленьким ценником в 20 млн. у.е.

Калиниченко Анна,

Школа кинокритиков ОМКФ

«Мистер Гринуэй, почему вы всех посылаете к черту?»

Фото: пресс-служба ОМКФ

Такой вопрос, в конце концов, бросил Питеру Гринуэю один из журналистов во второй день ОМКФ 2012, на который знаменитый британский кинорежиссер заглянул провести мастер-класс в рамках Летней киношколы и пообщаться с прессой. Гость, который, по признанию одного из организаторов, не любит, когда о нем говорят много и долго, был щедр на размышления, смелые заявления и колкости, охотно вступая в спор.

70-летний автор фильмов «Отсчет утопленников», «Повар, вор, его жена и ее любовник», «Чемоданы Тульса Люпера» и многих других не упустил возможность рассказать о творческих планах, Святой Троице в современном мире, загнивающем настоящем кинематографа и светлом будущем визуальных искусств.

О поиске в Одессе 33-летнего Эйзенштейна

«Эйзенштейн, на мой взгляд, является величайшим режиссером за всю историю кино. Я ищу первоклассного актера, способного сыграть его в возрасте 33 лет, когда Эйзенштейн ездил снимать в Мексику. Найти человека, похожего на него внешне, практически невозможно – настолько особенными были его физиогномические данные. Осталось очень много фотографий и видео с Эйзенштейном, которые я хочу использовать в фильме одновременно с образом актера, чтобы напоминать зрителю, как выглядел режиссер в жизни. Хоть Одесса мне очень интересна, но фильм здесь сниматься не будет. Мы поедем в мексиканский городок Гуанахуато в трехстах милях от Мехико, где Эйзенштейн действительно бывал и работал над фильмом ¡Que viva México!, исследуя вопросы секса и смерти.»

О религиозных началах и кинореволюции

«На смену Богу-Отцу, Сыну и Святому Духу пришла новая Святая Троица: мобильный телефон, ноутбук и цифровая видеокамера. И если следовать теологии дальше, то мы находимся в ожидании, когда же Майкрософт объединит эту Троицу. Если у вас в сумке есть все три «божественные ипостаси», тогда вы тоже можете делать кино. И тогда разница между кинематографистами и кинозрителями равна нулю. Вы такие же режиссеры, как и я. Это и есть революция в кино».

О правде и журналистике

«Вы действительно считаете, что журналисты говорят правду? Я так не думаю. Вы бы работали журналистом, если бы вам не платили? Но если же вам не платят, то на что вы покупаете еду? Журналистика – низшая форма существования, которую принимают в отчаянии, оттого что не умеют больше ничего другого. Разве не так? Вы сами выбрали журналистику. Но что же вы действительно хотели в жизни? Я уверен, что никак не быть журналистом»

Об искренности художника

Я всегда говорю правду. Вы, журналисты, ведь тоже уверяете, что говорите правду. Этот мир необычаен. Задача художника – подчеркивать, прославлять и вдохновляться неимоверным богатством мира, созданным Богом (хоть я в него и не верю) и рукотворным. Кино казалось мне идеальным способом воспевать не только мир, но и цивилизацию. Когда-то я начинал, как режиссер-документалист. Но быстро понял, что в так называемых документальных фильмах, киножурналистике, намного больше вымысла, чем в художественных фильмах. Мне охотнее рассказывать вам правду через вымысел, чем высокомерно вещать истину в документальных лентах. Так честнее».

О порабощении зрителя

«Кино умерло, когда в гостиных появился пульт дистанционного управления ТВ. Кинопросмотр – пассивное занятие. Вот например, что вы делаете в кинотеатре. Во-первых, сидите в темноте. Какого черта вы сидите в темноте: человек же не ночное животное? Во-вторых, вы пялитесь в светящийся прямоугольник впереди себя, тогда как позади остаются две трети окружающего мира, который вы не видите. В-третьих, вы по крайней мере часа два сидите неподвижно, что неестественно ни физиологически, ни психологически. И вы уже 117 лет занимаетесь длительным сидением в темноте. Мы двигаемся, мы не смотрим друг на друга через рамку кадра. Наши зрачки всегда двигаются, они замирают, только когда человек мертв. Эти ограничения делают кино отсталым. Отбросим же их. Две прекрасные идеи ХХІ века – это интерактивность и мультимедийность. Кинематограф же не связан ни с одной, ни с другой. Тогда скажем кино «прощай»!»

О том, как все зрелища отживают свой век

Фото: пресс-служба ОМКФ

«Не стоит оплакивать смерть кинематографа. Если вы отсчитываете его существование от братьев Люмьер, то 117 лет – невероятно длительный период для одного вида технологии. Страсть к кино восходит к восхищению человека зрелищами, которые существуют в западной культуре и здесь вот уже пять тысяч лет. Театр древних греков и римлян, средневековые мессы, полные света, шума и драмы. Позже основным зрелищем стала опера, «скончавшаяся» к началу Первой мировой. И вот тогда пришло время кино. Но и оно изменилось: целлулоид исчез, расцвела телеиндустрия. Теперь же пришел черед кинематографа уступить чему-то новому. И я вас уверяю, что это новое гораздо увлекательнее, чем кино».

Гринуэй поведал и о том, какой насыщенный творческий период ожидает его. Помимо фильма об Эйзенштейне, в 2013 году режиссер возьмется за экранизацию «Смерти в Венеции» Томаса Манна. Для съемок фильма, озаглавленного, как «Пища для любви», найдены почти две трети необходимой суммы, а сами съемки Гринуэй хочет частично провести в Санкт-Петербурге. А пока культовый режиссер обещает рассказать в примерах на мастер-классе ОМКФ, каким он видит будущее визуального искусства.

Юлия Кузнецова,

Школа кинокритиков ОМКФ

"ДУХLESS": Война с собой не должна заканчиваться

Творческая группа "Духless" открыла секреты своей работе. Картина, снятая по одноименному нашумевшему семь лет назад роману

Сергея Минаева, успела обрасти спорами. У фильма-открытия Московского МКФ-2012 есть любители, есть убежденные противники, но она никого не оставляет "духлесс".

Роман Прыгунов, режиссер картины, уже известен своим ранним работам "Одиночество крови", ставшей лучшим фильмом ММКФ в 2002-м, и "Индиго" о "сверх-одаренных" подростках. В этот раз Прыгунов решил воплотить на экране историю о современном Печорине - 29-летнем преуспевающем топ-менеджере, успевшем устать от жизни. Вечеринки, алкоголь и кокаин - привычный для Макса способ расслабиться от офисной работы. Снять фильм по роману Сергея Минаева было довольно рискованным решением, учитывая неоднозначность самой книги. Но в успешности кинопроекта его создатели не сомневались.

- Когда я прочел сценарий, то сразу решил, что хочу сняться, - рассказывает исполнитель главой роли Данила Козловский, - Да, мне

пришлось много работать, чтоб войти в роль, но от того только интересней - важно, чтоб перед тобой всегда стояли задачи "высокой

планки".

Фильму, снятому на основе литературного бестселлера, трудно избежать "сравнительного анализа" - взоры зрителей невольно будут искать

расхождения с первоисточником. В случае с "Духless" такой подход оказывается неуместным. Хоть в списке сценаристов и числится Минаев, сам он, по признанию творческой группы, не принимал особого участия в работе над картиной.

- Когда я заключал договор с Минаевым, он задал мне всего два вопроса, - рассказывает продюсер картины Петр Ануров, - Первый - "А можно, чтоб фильм назывался "Духless"?", и второй - "Можно я ничего не буду делать?". Никаких проблем! Мы начали работать, а Минаев увидел сам фильм только недавно. Ему, кстати, очень понравилось. Если с автором популярного российского романа не возникло "никаких

проблем", то во время съемок трудности всплывали прямо на площадке.

- За день до начала работы я сломал руку, - рассказывает Козловский, - Мне наложили гипс. И тогда нашему режиссеру, Роме Прыгунову, и оператору Феде Ляссу пришлось срочно что-то менять, подстраиваться под сложившуюся ситуацию. Спасибо им, конечно, большое за это, потому что, в итоге процентов 40 рабочего материала пришлось снимать с гипсом.

Ко всему прочему, по словам Петра Анурова, зрители Одесского кинофестиваля смогли увидеть уникальную копию "Духless ", которой не

будет в прокате: - Хочу поздравить всех вас с замечательным событием. Во-первых, здорово, что в таком славном городе, в Одессе, происходит очень интересный фестиваль, организованный на таком высоком уровне, правда! А во-вторых, именно в Одессе прошла презентация уникальной копии "Духless ", которой больше нигде увидеть нельзя будет - только зрители ОМКФ видели фильм без цензуры.

Нашумевшая картина уже собрала вокруг себя множество споров и интерпретаций. Председатель жюри Московского международного

кинофестиваля, который открывался этим фильмом, назвал основной идеей картины войну с сами собой, которая никогда не должна заканчиваться. Продюсер "Духless " Петр Ануров к этому добавляет простые незыблемые человеческие истины.

- Не всегда ведь нам получается быть хорошими. Не введи во искушение, но избавь от лукавого - вот о чем наш фильм. Война с собой не должна заканчиваться. Когда к тебе приходит мысль "Всё, я сам себя превзошел" - вот тогда возникают проблемы, вот тогда пора задуматься.

Юлия КОВАЛЕНКО,

Школа кинокритиков ОМКФ

Тэги: фильмы, Одесский кинофестиваль, Одесский кинофестиваль, фестивальный дневник
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?