Рецензии на фильм Бена Зайтлина "Звери дикого Юга"

Печать

“Небеса обетованные” по-зайтлиновски

Был пятый день ОМКФ, когда я впервые почувствовала на себе последствия хронического недосыпания. Насыщенные информацией лекции в Школе Кинокритиков, посещения пресс-конференций, и главное, ради чего я приехала сюда – фильмы.

Кадр из фильма "Звери дикого Юга"
Кадр из фильма "Звери дикого Юга"

Но при всём многообразии конкурсной и внеконкурсной программы, при немалом количестве уже просмотренных картин, всё же никак не получалось отделаться от растущего чувства тоски: я хотела выйти из зрительного зала под сильным впечатлением – а впечатления оставались средние, я хотела влюбиться в фильм – а обходилось лишь лёгким флиртом. Услышав отзывы друзей о шокирующей работе Василия Сигарева – «Жить» - я невероятно огорчилась, что в напряжённом графике мероприятий так и не успела посетить этот показ. И пусть впечатления ребят были не из приятных – но это было действительно нечто сильное, и для каждого синефила это дорогого стоит.

Не выдержав нарастающих приступов зёва и апатии, я всё-таки позволила себе посредине фестивального дня подремать пару часов, так что к премьере фильма Бена Зайтлина была вполне готова. Со свежей головой, после бодрящего душа, я пришла к Фестивальному центру, готовая к новым впечатлениям, с неугасающей надеждой получить долгожданную порцию кинокайфа.

Началось всё с красной дорожки, когда стильный и улыбчивый режиссёр вместо традиционного променада просто прошёл мимо неё, мельком окинув взглядом всех толпящихся перед входом, и исчез в ночной дали.

Перед показом картины он всё-таки появился на сцене, рассказал нам, что все создатели фильма с неимоверно трудно запоминающимся названием (по крайней мере, для меня) – «Звери Дикого Юга» - что все его создатели дебютанты. И режиссёр, и актёры, и оператор. Поспешив предоставить слово экрану, Зайтлин пообещал всем, кто хочет задать ему вопросы индивидуально, быть доступным для общения в баре или в фойе театра.

Первые кадры фильма, снятые «дёрганой» камерой, близкие по стилистике к документальному кино, ещё раз напомнили мне, что для Канн стало уже доброй традицией вручать «Золотую камеру» фильмам, которые сильно бьют по глазам (возьмём, к примеру, Гай Германики с её «Все умрут, а я останусь» или «Високосный год» Майкла Ровэ). Но уже через пару минут глаза мои адаптировались и перестали обращать на это внимание, поскольку истории удалось достучаться до сердца.

Сразу, на десятой или одиннадцатой минуте просмотра. История эта главным образом о людях, которые, проживая в неблагоприятных, опасных природных условиях, буквально одержимы любовью к своей земле, любовью друг к другу, наделены завидным чувством собственного достоинства. Этакие «Небеса обетованные» по-американски. И если в фильме Рязанова герои жили под постоянной угрозой выселения застройщиками-капиталистами, то здесь над обитателями нависает опасность экологической катастрофы: в один «прекрасный» день ураган просто может навсегда смыть их маленький островок с лица земли. Во многом подкупило и музыкальное сопровождение, высокоэнергетичное, с глубинными этническими мотивами, грамотно вплетённое в общую канву фильма.

По поводу режиссуры и работы с актёрами: даже если бы все участники съёмочной группы и не были дебютантами, а уже признанными мастерами – даже тогда это было бы достойно всяких похвал. Шестилетняя афроамериканская девочка, отобранная Зайтлином из четырёх тысяч претенденток, демонстрировала недетскую силу духа и выносливость («Звери Дикого Юга» снимались в жутких антисанитарных условиях, всего за семь недель, и я понимаю, что многие вещи ей приходилось делать впервые в жизни).

Поскольку, по словам режиссёра, фильм полностью снимался в натуральных условиях – браво ему за такой удачный выбор: грязь, халабуды из огрызков биотуалетов, жестяных пластин, коробок и выброшенной на свалку мебели - все создает нужную атмосферу. Заслуга же оператора здесь несомненно в том, что он сумел эту грязь показать красивой, «облюбленной» её обитателями (за это и приз «Золотая камера», вероятно).

В целом, это история о «хозяевах Вселенной» и о простых обывателях, о глубинной связи со своими корнями, о чувстве собственного достоинства как единственно возможном способе существования в этом мире.

По окончанию фильма произошло нечто, ранее невиданное здесь: в фойе зрители окружили режиссёра и несколько минут он, улыбаясь и немного смущаясь, купался в овациях. Спонтанно возникнувшая сессия вопросов и ответов продлилась ещё двадцать минут, а по окончанию все непременно хотели сфотографироваться с Зайтлином.

И хотя во время сессии и прозвучал вопрос о киноляпах, которые в картине всё-таки присутствуют (девочка в течении одной сцены то в серых от грязи сапогах, то в белых и чистых, то опять в грязных и так далее) – по-моему, всё это такие мелочи.

И, как бы мне и другим участникам «фестивального движения» ни хотелось спать, мы ещё как минимум полчаса посвятили обсуждению фильма, стоя у фонтана перед Театром музкомедии. Так что, да здравствует наркотик под названием «кино» - самый приятный (по крайней мере, для меня) и самый безопасный наркотик в мире.

Екатерина Цвигун,

Школа кинокритиков

Где живут звери дикого Юга?

Кадр из фильма "Звери дикого Юга"
Кадр из фильма "Звери дикого Юга"

В 1963 году Морис Сэндак написал одну из великих книг для детей, и, что еще важнее, про детей. В книге главный герой – восьмилетний Макс обижает свою мать, за что остается наказанным в своей комнате без ужина. Дальше комната превращается в лес, пройдя который Макс приходит к морю, которое в свою очередь он переплывает на лодке, цель этого путешествия – остров, где живут дикие чудовища, которые оснащены острыми как бритва зубами и когтями, а также гривами и перьями.

Сначала они пугают ребенка своим видом и поведением, ничего удивительного, чудовища раз в раз пять больше Макса, да еще и рычат. Проявив смекалку, Макс начинает вести себя соответственно, что заставляет чудовищ смириться и признать Макса своим королем. Так ребенок победил чудовищ, вместе с ними стал выть на луну и играть в темном лесу. Но вскоре Максу наскучило в компании новых друзей и через море и лес, он вернулся в свою комнату, где на столе его ждал горячий ужин.

Похожая фабула легла в основу сюжета фильма "Звери дикого Юга". Детство – одна из самых интересных тем для взрослых. Действительно, один из самых страшных периодов жизни.

Фильм не о не прекрасной жизни, когда деревья выше, свет ярче, люди добрее, нет. Скорее про момент, когда хочется разорвать этот круг, совершить какой-то условный или реальный ритуал инициации и стать взрослым. Для чего? Чтоб Мир чуточку изменился. Чтобы к тебе стали относится иначе, не бояться совершить что-то плохое, ведь можно своим плохим поведением вызвать супер-шторм, который в свою очередь разбудит ото сна доисторических чудовищ.

Как страшно в детстве, когда ребенок вынужден жить в чужом Мире, где чужие правила, и все от тебя чего-то ждут. Фильм о взрослении. О той поре, когда ребенок уже многое понимает, у него появляется ответственность, и нельзя это просто сбрасывать со счетов. Выход один – быть храбрым и мужественным, подружиться со всеми чудовищами и принять Мир вокруг себя таким, какой он есть. Только тогда можно почувствовать себя частью большого Мира и идти дальше, куда – неизвестно, но точно дальше и дальше.

Валентин Мохнатый,

Школа кинокритиков

Тэги: рецензии, фильмы, Одесский кинофестиваль
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?