Спецтема
Фестивальные дневники

“Молодость”: неудачные конкурсанты и сверхдокументальное кино

Печать

Во вторник на “Молодости” со скрипом начали показывать полнометражный конкурс. Ввиду сбоев с предыдущими показами, фильм “Алия” могли вообще перенести на другой день: дневной сеанс “Бок-о-бок” сорвался по техническим причинам и его хотели перенести на время “Алии”. Но пока все досматривали другого отстающего – конкурсную короткометражку “Дедушка никогда не видел моря” – технические проблемы разрешились, первый фильм основного конкурса вышел на экран. Впрочем, без него вполне можно было и обойтись.

Между выдумкой и реальностью: новое российское кино

Кадр из фильма "Я тебя не люблю"
Фото: kinobizon.ru
Кадр из фильма "Я тебя не люблю"

Но для начала расскажем о втором фильме из Российской панорамы – “Я тебя не люблю” Павла Костомарова и Александра Расторгуева – фильме, в который влюбляешься все сильнее с каждой поездкой в общественном транспорте.

“Я тебя не люблю” – это экспериментальный фильм, жанр которого сами режиссеры склонны определять как “сверхдокументальное кино”, преодолевающее рамки реального и вымышленного, игрового и документального, зрительского кино и артхауса.

Ребята, отобранные на кастингах и по ходу съемок фильма превращающиеся в актеров, снимают себя сами – такое условие эксперимента. Поначалу снимают все подряд, а затем, когда режиссеры понимают, какая из их жизни может выстроиться история, снимают сцены, придуманные режиссерами.

Поэтому “Я тебя не люблю” очень ловко разрешает все споры о том, игровое это кино или документальное. Оно и то, и другое одновременно. Здесь важна документальность происходящего: все эти “подержи камеру” напоминают об этом; и жанровая выверенность. “Я тебя не люблю” – это комедия, тут без написанных диалогов не обойтись.

Весь фильм построен на том, как молодая девушка Вика выбирает между двумя парнями – Артемом и Евгением. Все они – архетипы, достойные изучения современными антропологами: и Вики, и Артемы с Женями ездят в метро каждый день, и Костомаров с Расторгуевым убеждают нас в том, что обо всех них можно снять отличное кино.

Конкурсные программы: украинцы о глобальном, европейцы – о локальном

Кадр из фильма "Ворона"
Фото: molodist.com
Кадр из фильма "Ворона"

Ввиду каких-то неизвестных нам кармических неувязок третий день показов на “Молодости” оказался очень неудачным – 7 просмотренных фильмов, каждый хуже предыдущего.

Не попав на трехчасовой сеанс документалки Криса Кинелли про переход великих режиссеров от пленки к цифре (побочные эффекты такого перехода красноречиво подтвердил тот факт, что фильм вообще отказывался запускаться в Красном зале кинотеатра “Киев), попала на третий блок украинских короткометражек из Национального конкурса. Попала как раз “кстати”: заканчивался фильм Мирослава Слабошпицкого “Ядерные отходы”. Ну ничего, его и в прокате можно будет потом посмотреть.

“Отходы”, к слову, очень хвалят, впрочем некоторые трезво рассуждают: на фоне своих соотечественников Слабошпицкий кажется на голову выше. Посмотрев пять украинских фильмов, LB.ua догадывается, что может быть этому причиной.

“Борода” Дмитрия Сухолиткого-Собчука и “Ворона” Максима Черныша основаны на хороших идеях, реализация которых проваливатся в силу разных причин. “Бороду” портит плохая актерская игра всех, кроме исполнителя главной роли, и плохое сведение звука. “Ворону” – избыток поднятых тем.

Стержень “Вороны” – разговор по скайпу между сестрами: одинокая Зина осталась в Украине, замужняя Ольга уехала в Германию. Первая – с образованием художника – работает кассиром в супермаркете, вторая – медсестрой в хосписе. Натужно обсудив немногочисленные приключения Зины на личном фронте, сестры довольно быстро переводят разговор в плоскость “о вечном”, что окончательно портит фильм.

Впрочем, нет. Окончательно фильм портит наплевательское отношение режиссера к монтажу и звуку, а также желание нагромоздить побольше всего, дабы, по-видимому, расширить зрительский диапазон. Тут вам и “вы там у себя жируете”, и немцы с Бабьим Яром, и потеря близкого человека – матери Зины и Ольги, что, как выясняется, и стало причиной их ссор. Что и говорить, “Ворона” действительно началась за здравие и кончилась за упокой, но такова болезнь многих начинающих кинематографистов: желание рассказать зрителю обо всем, что наболело, плохо сказывается на фильме.

“День независимости” Антонины Ноябревой – симпатичная, но бестолковая зарисовка из жизни гопников, приехавших в Киев “потусить” на День независимости. “Да поеду!” – из альманаха “Украина гудбай” – как нельзя лучше иллюстрирует то, как не нужно снимать фильм на заданную тему (одна из тем альманаха – желание эмигрировать из Украины).

“Миколино поле”, снятое ученицей Михаила Ильенко Елизаветой Клюзко – ну тут даже комментировать нечего. Микола, поле, любовь, велосипеды. 14 минут того, что иные бы назвали “українським поетичним кіно”, а у нас язык не поворачивается.

Кадр из фильма "Алия"
Фото: molodist.com
Кадр из фильма "Алия"

Перед “Алией” показали получасовую работу из короткометражного конкурса – “Дедушка никогда не видел моря” (Кристин Гюрцелер, Швейцария). Насколько мне удалось понять, короткометражные конкурсы в этом году не ахти и “Дедушка” этому только подтверждение – это очень банальное и скучное кино с претензией на эксперимент с формой. Читать мысли я пока не научилась, но член жюри Борис Хлебников, сидевший недалеко от меня, кажется, тоже был не в восторге от увиденного.

На показе нового фильма самого Хлебникова, “Пока ночь не разлучит”, кстати, во вторник вечером был переаншлаг. И это при том, что на предыдущих двух фильмах из российской программы едва набиралось ползала.

Полнометражный конкурс, самую интересную, на наш взгляд, часть “Молодости”, открыли фильмом “Алия” Эли Важемана. Надо сказать, эта картина – не самый удачный выбор для того, чтобы начинать показы основного конкурса.

Этот дебют Важемана принимал участие в Каннском “Двухнедельнике режиссеров” и даже выкуплен в североамериканский прокат на начало 2013 года. Обозреватели The Hollywood Reporter сравнивают “Алию” с ранними фильмами Джеймса Грэя, что, как можно понять уже минут через двадцать экранного времени, является щедрым преувеличением.

Главный герой, Алекс, – драгдилер, но ввиду сложившихся проблем собирается совершить алию – репатриироваться в Израиль, где его кузен открывает ресторан. По ходу подготовки к этому знаменательному событию парень влюбляется, выясняет отношения с бывшей девушкой и с непутевым братом (его играет французский режиссер Седрик Кан), но очищение не приходит. Парень не меняется, ничего вокруг него тоже меняться не собирается, и фильм, прогалдев ни о чем полтора часа, заканчивается.

Не хочется судить весь конкурсный отбор по одному фильму, но, справедливости ради, отметим: не хотелось бы, чтобы "Алия" оказалась лучшим фильмом из тех, что нам предстоит увидеть. Будем надеяться, что “Алия” попала в конкурс с поправкой на вкус отборщиков, разглядевших в ней что-то интересное, и что остальные фильмы будут не в пример сильнее.

Тэги: фильмы, МКФ Молодость, кинофестивали, фестивальный дневник
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?