Спецтема
Фестивальные дневники

В дебрях старых столиц: в Киеве проходит кинофестиваль "Десятая муза"

Печать

«Реквием» Моцарта не утрачивает своей популярности у отечественной киномолодёжи. Вчера, благодаря конкурсной программе Четвёртого Международного фестиваля молодёжного кино «Десятая муза» (за международность, как я понял, отвечают две работы украинцев, закончивших ВГИК), я имел удовольствие дважды прослушать «Лакримозу».

Фото: the-village.ru

В том числе и в качестве музыкального сопровождения к новой картине сестёр Артёменко, в некотором смысле знаковых авторов- достаточно познакомиться с их творчеством, чтобы составить представление о половине современных украинских фильмов. Их последняя лента, «Мастер и Маргарита: Рукописи не горят…», представляет собой 4-минутную пантомиму со слоняющимися по Андреевскому спуску подростками, разодетыми как на школьный маскарад, которые сходятся к подъезду с выведенным на плакате - красивым почерком - «Впервые в городе! Бал у Воланда», и уже перед самыми титрами от толпы отделяются двое, она - в чёрном платье и босая, он - в полосатой пижаме и тапочках, и бредут по отреставрированной мастерами-ломастерами мостовой.

Сам фестиваль проходит в очень красивом красном здании времён царизма на Дегтярёвской, числящемся, кажется, ДК трамвайщиков, на что указывает огромное гипсовое панно, встречающее всяк сюда входящих на стене холла. В центре этой лепни, чьи художественные достоинства оттеняются сохранившимися с дореволюции цветочками-лепесточками - юноша, в чьём образе скульптор явно пытался воплотить в гипсе трубадура из «Бременских музыкантов», и девушка, с виду тот же трубадур, но с бусами, которые, преклонив в священном трепете колени, поддерживают ладонями парящий в эфире трамвай, увитый плющом и лавровыми венками. Когда я во время перерыва я вышел в холл, во мне что-то сжалось, ужаленное безотчётным чувством вины - он был заполнен без малого сотней стариков и старушек, одетых будто для массовки фильма про Перестройку.

Стань такой подаянья просить на углу -

Вмиг ему медяков накидали бы груду.

Я решил проверить догадку, что здесь должна состояться раздача гуманитарной помощи, и обратился за разъяснениями к даме в синтетической шубке с леопардовыми пятнами.

- Сейчас сюда одежду привезут. Подержанную.

- Какую одежду? - возразила её подруга и ткнула пальцем в газету, которую держала в руках. - Технику будут продавать. Аппараты для измерения давления, для измерения сахара в крови. А вот сказали, даже мобильные телефоны будут.

На случай, если вы там окажетесь, хочу предупредить, туалет - слева, как войдёте. «Не подскажете, где туалет?» - спрашиваю у невысокого бородача. Он как-то странно скосил глаза.

- А я там только что вытер… Подождёте?

- Нет, - говорю, - не подожду. И где он?

Молчит. Вздохнул. Скосил глаза в другую сторону. Повторяю вопрос.

- Так он на ремонте! - вмешался из-за спины бородача долговязый парень. И хихикнул.

- Где, вы говорите, туалет?

- Вам же сказали, -досадливо отзывается бородач, -он на ремонте.

- Мне всё равно, - говорю, - на ремонте он или нет, просто покажите, где он.

- Да вон же! Сами смотрите, написано: ремонт!

В самом деле, на листке бумаги, прикреплённой к двери, нарисованные ручкой фигурка в юбке и фигурка в брюках под загадочной надписью «Это здесь ремонт», но вы не обращайте внимания, всё работает.

Показы проходят в актовом зале, так и не понял, находится он на втором этаже или на третьем - меня сбило с толку обилие лестничных площадок, таких низких, что я всерьёз опасался набить шишку. Зато в самом зале - ширь, размах и балкон с позолотой и отваливающейся штукатуркой. Я бы сказал, что этого балкона не стоят весь Кристалл-холл с дворцом «Украина» в придачу - во всяком случае, пока он не развалится окончательно. В качестве сидений были кресла-пуфики, в которых полулежали главным образом члены съёмочных групп демонстрировавшихся картин.

В конкурсе представлены как новые работы, так и фильмы, которые преследуют меня на различных смотрах отечественных короткометражек уже лет пять. В глаза этот временной разнобой не бросается, всюду - заунывный, безжизненный мелодраматизм, несколько расцвеченный отчаянно фальшивым актёрским исполнением, дремучая серьёзность и приторная сентиментальность, обилие штампов, столь неуместное для работ молодых режиссёров.

Среди приятных исключений - «Не страшно» Екатерины Науменко, в котором убедительно воспроизведена атмосфера скуки и апатии, царящая в наших ПГТ, «Стрелочник» Сергея Силявы о человеке, символизирующем тех людей, мимо которых мы проносимся, увидев их мельком в окно поезда, чьё неизвестное, не интересное нам существование столь связано с нашим и столь для него необходимо, «Спаси и сохрани» (имя девушки-режиссёра не запомнил, а в списке конкурсных картин его нет) - религиозная драма преступления и искупления о солдате Вермахта, католике, пытающемся исповедаться православному священнику, и прячущемся от нацистов еврее, которому приходится выступить их переводчиком.

Отдельно хочу отметить фильм Александра Компанеца «Сумерки. Третий лишний», выдержанную в трэш-стилистике очаровательную пародию на готический гламур. Но, увы, остроумием и хорошим вкусом трудно добиться большего эффекта, нежели сочетанием претензий космического масштаба и космической же глупости. Самым смешным фильмом дня стала «Маска» Вселены Крыловой, дочери печально известного философа-психоаналитика Назипа Хамитова и его соавтора Светланы Крыловой (посвящённым они также известны как Нэз и Лана Светлые).

На прошлогодней «10 музе» также был представлен совместный шедевр этой семейки эзотериков, «Магическая книга», и моё перо слишком ломко, чтобы пытаться описать этот настоянный на «Снежной королеве» фэнтези-коктейль. Трейлер куда лучше прояснит дело - «Маска», экранизация одноименного романа Хамитова, первого из серии «Психомагия», с блеском использует те же ингредиенты: колдовство, актёрское исполнение Хамитова и Крыловой и обилие мудрых мыслей в жанре «если ты выдернешь волосы, ты их не вставишь назад». Я решил для себя, что уже одно творчество Крыловых-Хамитовых заслуживает того, чтобы каждый год ходить на «10-ю музу».

Тэги: кинофестивали, украинское кино, фестивальный дневник
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?