Интернаты-переселенцы: 1,5 года без дома

Печать

Есть взрослые-переселенцы. Есть дети-переселенцы. Есть семьи-переселенцы. Есть даже целые коллективы-переселенцы. И о них знают все. Но есть еще одна категория, о которой мало кто думает. Это – интернаты-переселенцы. Детские учреждения, в окна которых заглянула война, и которые успели эвакуироваться до того, как она ударит по ним непосредственно. Большая их часть была вывезена на безопасные территории при участии фонда Рината Ахметова, и эвакуация эта началась еще в мае 2014 года – во времена, когда надежда на то, что войны удастся избежать, была еще довольно велика…

Фото: Предоставлено автором

…Сегодня интернаты, перебравшиеся в мирные регионы, отсчитывают первые 1,5 года жизни вне дома. Какой стала эта жизнь?

Оставленные города

Еще в конце весны и начале лета прошлого года фонду удалось эвакуировать очень многие учреждения в Донецкой области. Также была оказана помощь и сотням детей Луганщины.

В Донецкой области решение об эвакуации принималось совместно с местной облгосадминистрацией, и речь шла сразу о целом ряде интернатов, расположенных в разных городах. Вначале фонд вывез сирот из Славянска, а затем и из Краматорска. Потом были Торез, Шахтерск, Артемовск. После них – Донецк. В первую очередь, это были учреждения, в которых содержались дети, имеющие инвалидность. В Торезе, например, было такое учреждение, а также аналогичные были и в Шахтерске, Дружковке – там содержались очень «тяжелые» дети, которых выносили на руках, и не было никаких условий для их эвакуации, но мы справились.

Когда дети с ограниченными возможностями оказались в безопасности, началась эвакуация сирот, еще остававшихся на оккупированных территориях – в этот период были вывезены детские учреждения, располагавшиеся в Марьинке, Амвросиевке, Макеевке и Донецке. В их числе – школа-интернат № 1, областной дом ребенка «Наши дети» и в целом все детские дома и дома ребенка, в которых на тот момент находились именно сироты. Всего было вывезено около 455 детей из разных учреждений. Часть детей была вывезена в Мариуполь, но львиную долю эвакуировали в Святогорск, в один из мощных региональных санаторно-оздоровительных центров социальной реабилитации – «Изумрудный город». Чтобы иметь больше возможностей для обеспечения всем необходимым детей из зоны АТО, в текущем году этот центр получил статус интернатного учреждения.

Что же касается детей из Луганской области, то многие из них были централизованно отправлены в Одесскую область – туда было эвакуировано 500 детей. Это тоже произошло в мае-июне 2014 года, и уже через 2-3 месяца эвакуированные обратились к Ринату Ахметову с просьбой помочь им оплатить проживание и питание. Еще в августе 2014 года фонд на эти цели выделил около 3 млн. грн.

На время или навсегда?

И в Одесской, и в Донецкой областях детям из зоны АТО создали максимум условий для проживания. Основная трудность заключалась в том, что детей можно было расселить только на базах отдыха и в лагерях, а эти учреждения (даже если они по праву считаются лучшими в регионе) не имели статуса интернатных. То есть изначально дети вывозились именно «на оздоровление», но, как говорит и.о. главы службы по делам детей Одесской облгосадминистрации Алла Кирияк, лето закончилось, а война осталась. Нужно было думать, что делать с интернатами-переселенцами дальше, и для того, чтобы дети могли быть обеспечены всем необходимым, их нужно было размещать именно в интернатах, которые могут не просто кормить своих воспитанников, но и беспокоиться об их содержании, обеспечивать необходимой одеждой и обувью, предлагать обучение и т.д.

В Одесской области детей было решено расселить в местные интернаты и некоторые специальные учреждения. Затем часть из них уехала обратно, но на данный момент на Одесщине продолжают жить около 110 луганских детей. По словам Аллы Кирияк, ребята уже адаптировались, ведь они в городе уже полтора года… Даже строят планы на будущее – подростки, учащиеся 9-х классов, намерены поступать в Одессе.

Фото: Предоставлено автором

Но если в Одесской области затруднений с расселением не было – принявшие сирот учреждения имели свободные места, и их было достаточно для приема детей Донбасса, то в Донецкой учреждениям, в которые перебрались интернаты, пришлось столкнуться с некоторыми сложностями. Так было с «Изумрудным городом».

«Изумрудная» жизнь

Изначально центр был приспособлен для отдыха (как правило, размещение детей длилось не более 21 дня), но отдых – совсем не то же самое, что постоянное проживание. Да, сиротам в лагере с самого начала было очень комфортно, но самому учреждению нужно было дать своим воспитанникам больше, чем просто отдых. И ему пришлось изменить свой статус и свой устав. Это было довольно сложно, прежде всего, с юридической точки зрения: переписать устав в соответствии со всеми требованиями непросто. Но центр справился с «бумажными» осложнениями.

По словам директора санаторно-оздоровительного центра социальной реабилитации «Изумрудный город» Галины Емченко, в данный момент дети, которые приехали с оккупированных территорий, занимают только половину центра (вторая продолжает принимать детей на социальную реабилитацию и оздоровление). В центре живут дети из Донецка, Снежного, Амвросиевки. Теперь директор является их официальным опекуном, а сам центр поменял статус, стал «полу-интернатом», «полу-центром» для оздоровления. Благодаря этому в «Изумрудном городе» изменилось финансирование. Департамент образования Донецкой ОГА выделил деньги на приобретение детям одежды, обуви, на которые детям смогли закупить то, что раньше привозили волонтеры.

Более того, центру была выделена определенная сумма для того, чтобы он смог закончить строительство собственной школы, и эксплуатация ее части начнется уже в феврале-марте 2016 года. Школа соответствует всем современным требованиям, там есть интерактивные доски, и компьютерные классы, кабинет химии.

Лечение от войны

Что же касается трудностей эвакуации для самих детей, то сиротам пришлось привыкать к новым, несколько стесненным условиям. Раньше они располагались в относительно небольших учреждениях, рассчитанных на 50-70 человек. Теперь же все живут вместе – в «Изумрудном городе», например, до сих пор остается 350-400 детей.

Кроме того, детям которые жили в крупных городах (в особенности в Донецке), оказалось довольно сложно привыкнуть к жизни в небольшом населенном пункте. Инфраструктура в Святогорске все же заметно отличается: здесь нельзя устраивать регулярные походы в кино и в цирк, выезды в театр, встречи со спонсорами и шефами. Последним в Святогорск добираться сложно (особенно с учетом нынешних условий), и у детей началась немного другая жизнь.

И, наконец, детям, выехавшим с оккупированных территорий, важна еще и психологическая помощь. Как показывает практика, некоторые воспитанники еще до эвакуации получили серьезный стресс – это касается прежде всего тех, кто уехал уже после начала боевых действий. Даже если дети сами не слышали обстрелов, они знают о них, у них есть друзья и родственники, которые рассказывают им, что происходило… Более того, эти дети пережили несколько травм: они потеряли родные семьи, они оказались в интернатах (а это неестественная обстановка для ребенка в любом случае), и при этом они еще и пережили войну. Это постоянная травматизация.

Фото: Предоставлено автором

Уйти от прошлого

Чтобы помочь минимизировать последствия этой травматизации, с детьми в Святогорске сейчас активно работают психологи Гуманитарного штаба Рината Ахметова. Еще год назад эвакуированные дети постоянно прислушивались к боевым действиям, происходившим в Славянске, Красном Лимане, и боялись, что война доберется и до их маленького лагеря… Но сейчас наши специалисты уже видят существенные улучшения. Этим детям можно помочь, и они уже начинают жить полноценной жизнью.

Этого, к сожалению, нельзя сказать об их «братьях по несчастью», вынужденных оставаться на оккупированных территориях. Пока что в Донбассе все еще остаются не эвакуированные учреждения, содержащие детей-сирот, и сегодня никто толком не знает, сколько там таких детей (по некоторым подсчетам, только в Донецкой области их более 4 тыс.), и в каких условиях они живут. При этом количество таких детей растет – семьи на оккупированных территориях все чаще подходят к черте крайней бедности, больных детей лечить тяжело, многодетные семьи стоят на грани выживания, и поэтому родители пытаются переложить заботу о ребенке на плечи интернатов. Это вполне оправдано, но в такой ситуации последний становится «социальным сиротой». По сути, он остается там отрезанным от семьи, а только семья может стать надежным барьером между детьми и войной.

Как показала ситуация в Донбассе: интернаты не способны защитить своих подопечных. Зачастую это не их вина, но это не значит, что сироты должны оставаться без внимания. И пока государство не может его предложить в полной мере, эту ношу приходится брать на свои плечи благотворителям. Только они, по сути, и могут помочь тем, кто был слишком мал для того, чтобы увидеть войну, но оказался достаточно мужественным, чтобы ее пережить. И даже тогда, когда она осталась позади, крайне важно не оставить детей наедине с этим прошлым. Ведь оно пока еще слишком близко.

Тэги: дети, дети-сироты, дети из школы-интерната, интернаты
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
Чим для вас є військовий парад на Хрещатику на День Незалежності?