И белое станет белее, и черное станет чернее…

Печать

Рождение ребенка, первый поцелуй, первая оценка в школе, первая машина, первая зарплата – есть огромная куча вещей, которые случаются с тобой впервые и меняют твою жизнь. В некоторых случаях навсегда. Я уверен, что для многих людей в нашей стране, как бы это пафосно ни звучало, этот Майдан также стал в один ряд с такими ключевыми событиями.

Фото: Макс Левин

Во всяком случае, так стало со мной. Я был в 2004 году и очень хорошо помню те чувства, которые мною овладевали тогда. Правда, и я был младше на 9 лет и мир вокруг был немного другой, но это все было настолько более детским, как мне сейчас кажется. Нет, не по значимости – тогда рождались и умирали надежды, отношения, жизни, карьеры, амбиции и совесть многих людей. По степени манипуляции и направленности манипуляций. Тогда нами манипулировали расчетливые люди, а теперь манипулируем политиками безрассудные мы. Безрассудные не в плане того, что мы делаем это бездумно, - но без лишних рассуждений. Совсем не как дети, которыми так часто легко манипулировать..

Я сам родился в простой семье, где отец всю жизнь проработал строителем, мама поменяла кучу разных профессий – от воспитателя детского садика до лифтера. Не имею ни малейшего понятия каким образом, но моим родителям удалось привить мне любовь к Украине. Для меня любовь к Родине выражалась в очень четких и конкретно определенных вещах. В людях, в природе, в языке, в моем городе и в моем дворе. Это не смотря на то, что я разговаривал на русском, дальше Киева не часто выезжал и дружил постоянно с местными бандитенками, которые были крайне далеки от каких бы то ни было патриотических идей. В общем, к чему все это я веду, мой патриотизм был каким-то немного формальным. Вернее даже сказать, ненаполненным, не до конца сформированным что ли. Чего-то ему не хватало.

«Слава Україні! Героям Слава!»

Для меня это приветствие всегда было какой-то частью исторического антуража нашей страны. А впервые его практическое применение я услышал как фановую часть фейс-контроля во львовсой “Криївке”. Что касается остальных приветствий, кричалок и лозунгов, я был от них вообще далек и даже можно сказать, что они меня немного раздражали. 21 ноября, когда несколько тысяч человек вышло на Майдан по призыву Мустафы, меня спросил мой друг, который всегда придерживался достаточно умеренных взглядов, пойду ли я на Майдан. Я ему ответил практически не задумываясь, что с меня майданов хватит, я уже понял что это ни к чему ни приведет и так далее... Видимо, я сам себя плохо знал. Поскольку уже 22 ноября я пришел посмотреть “о чем вышли люди”. И с этих пор, каждый день, в зависимости от того, что происходило с нами и с нашей страной, мой несформированный до конца патриотизм наполнялся новым значением в геометрической прогрессии. В событиях на Майдане, на банковой, в судах, на трассах, в городах и поселках я начал видеть на месте простых людей героев. В толпе народа, которая скандирует лозунги и стоит плечом к плечу я научился видеть нацию.

Нас меняют не школы и институты, не родители или друзья. Нас меняют те поступки которые совершают люди на наших глазах и те события, в которые мы попадаем. Когда мама тебе прощает ужасную пакость и снова обнимает и любит тебя - ты меняешься. Когда от первой влюбленности в одноклассницу тебе хочется вылазить на стены или делать двойное сальто назад – ты меняешься. Когда на твоих глазах избивают невиновных на земле ногами – ты меняешься. Когда ты видишь, как люди ложатся под машины, не давая проехать силовикам – ты меняешься. Когда ты видишь, как по перекрытым мостам киевляне в 3 часа ночи пешком идут на Майдан – ты меняешься.

Я ценю многие события, которые происходили со мной в жизни. Я дорожу тем, что было со мной, когда я учился в школе и в ВУЗах. Но в мои 34 года, Майдан стал для меня гораздо более важным и серьезным событием, чем я мог этого ожидать. Майдан стал для меня точкой сборки, в которой я смог переосмыслить восприятие всего происходящего со мной и с моей страной. Все стаканы стали наполовину полными. Все толпы на Майдане – состоящими из людей. Я понял, что в действительности значит гордиться своей страной и своими согражданами. Я понял, ради чего я сам готов жертвовать комфортом и безопасностью. Потмоу что я своими собственными глазами видел, как рождается наша новая нация.

Когда инеженер из Киева упирается плечом в беркутовца из Харькова...

Когда мама, оставив с бабушкой ребенка, ночью ловит машину, чтобы защитить свой Майдан...

Когда пара пьяных титушек забредает погреться у майдановской бочки...

Когда под подписку о невыезде выходит из клетки в суде в футболке с пятнами засохшей крови фотограф-пацифист и говорит больничный девиз побитых беркутовцами людей “Не верь, не бойся, не проси”...

Я видел. И я знаю, что это за новая нация. Это Нация Людей.

Тэги: Майдан
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
Київрада заборонила нічний продаж алкоголю поза межами закладів ресторанного харчування. Як вам таке рішення столичної влади?