Про педофилов, падающие башни и исчерпаемые ресурсы

Печать

Современное проевропейское общественное сознание сидит на обломках вавилонской башни, которая рухнула без гнева господня и небесного пламени - исключительно из-за отсутствия скреп иерархии, под гнетом мультикультурности и толерантности.

Среди этих руин бродят неухоженные священные коровы – те ценности, которые как-то зацепились за остатки здравого смысла, и про которые принято вспоминать перед выборами. Одна из самых жирных таких коров- права детей.

Я уважаю религиозных фанатиков. Они кажутся мне намного глубже и интереснее, чем фанаты фитнеса, раздельного питания, социальных сетей или сериала « Доктор Хаус». При прочих равных (в конце концов все умрут), почти в любой день календаря (не только 11.09.2001) для меня предпочтительней быть пилотом-смертником, чем посетителем торгового центра. Аутентичное для европейца христианство более направлено внутрь себя, более интровертно, тогда как публичные акции последователей Корана, мягко говоря, много ярче. И фанатизм, как крайняя форма убежденности, и верность идеалам налицо - где там фанатам Динамо или тихим аскетичным старцам.

Совсем не так прозрачна и ясна жизнь там, у них внутри - там, где есть вера, правила, иерархия, семья. До нас доходят лишь отголоски. Герметичность - одно из нормальных свойств традиционных обществ. Оно помогает им сохраниться и под наплывом чужеродных идеалов, и при нашествии вооруженных врагов. Фанатизм при общении с «внешними» никого не смущает - сторонники вполне европейских правых движений, например, давно считают его хорошим лекарством от размягчения мозгов. Издалека человеку, оглохшему от какофонии ценностей, культур, взглядов, сообщество людей, спаянных верой и законами веры, кажется оазисом спокойствия и защищенности. Истории йеменских девочек оглушают, разрушают мираж и режут ухо до боли знакомыми темами из новостей: развод, суд, слишком раннее взросление детей, равнодушие и меркантильность взрослых, насилие, извращения, эксплуатация.

Сложно притягивать за уши ценности из одной системы взглядов в другую - вытаскивать из-под обломков европейского Вавилона какую-нибудь демократическую священную корову и мерить ею, скажем, нравы Саудовской Аравии или даже Китая. Пусть она будет даже самая тучная из всего паршивого стада.

Поэтому мой вопрос не о правах ребенка - вообще, я считаю отделение прав ребенка от общих прав человека ересью, разъедающей остатки логики и системности понятий в мозгу обывателя. И не о правах женщин – мне встречалось немало таких женщин, которые отдали бы за место ребра возле чьего-то сердца все свои конституционные права и свободы - одним пакетом.

Я хочу понять, каких сыновей воспитает изнасилованная девочка? А дочерей?

И сможет ли она вообще родить после такой физиологической травмы?

И что происходит потом с «выбракованными» из-за пережитого насилия женщинами?

И где тот предел психики, за которым человек опасен?

И главное - когда, когда кончится уже нефть, в конце концов?..

Тэги: дети
Печать
Анонс
Выбор читателей