«Что-то не так? РОЖАЙТЕ!»

Печать

В подземке Москвы прошла своеобразная акция: люди пенсионного возраста надели поверх одежды накидки с надписью: «Что-то не так? РОЖАЙТЕ!» заняли места в вагонах метро и так вот катались туда-сюда. Вечером в интернете появились фото с места событий, в блогах и социальных сетях началось живейшее обсуждение на тему «что это было?»

Основные толкования акции общественностью были такие:

- призыв родить побольше детей, чтобы видеть в метро и на улицах не только пенсионеров;

- призыв родить побольше детей, чтобы осознать после этого, что те проблемы, которые есть сейчас, - не проблемы вовсе.

И потом, довольно быстро, после вялых возгласов типа «куда рожать, когда садиков на всех не хватает!», народ перекинулся на тему «беременным не уступают место в общественном транспорте». В жж-сообществе для беременных девушки уточняли друг у друга, как реагировали сидящие в накидках с агитацией пенсионеры на появление «дам в положении» и одобрительно комментировали ответы: «да, уступали, все нормально».

А дальше пошло обсуждение призыва «родить от всех проблем» в том русле, что как же можно рожать ребенка, если беременным не уступают место в общественном транспорте. Все. Больше ничего никого не интересовало. Все мужчины превратились в «козлов», пенсионеры – в тех, кто «может и постоять, это же не всегда старики», ну а небеременные женщины – в черствых гарпий и фурий, которые «еще окажутся на нашем месте, тогда все узнают».

Я не хочу сейчас подробно рассуждать о том, как у нас все социальные сферы пронизаны коррупцией и бюрократией, как у нас насквозь прогнила вся социальная структура, начиная от поликлиник и детских садов и заканчивая школами и вузами. И вовсе не потому, что если отделять зерна от плевел, то почти наверняка можно найти и профессионального врача, и трезвого сантехника, и небезразличного учителя. Я предлагаю идти не от общего к частному, а от частного к общему.

Безусловно, социальная реклама в Украине на тему отказа от абортов и призыва к родам (особенно если ее заказчиком является какое-нибудь государственное ведомство по делам семьи, молодежи и спорта) – это всего лишь «освоение» средств, часто немалых. НА выходе мы имели, имеем и будем всегда иметь пшик. Потому что функция государства и государственных управлений не должна сводиться к призывам. Призывы найдут отклик только после обеспечения нужных условий.

Вы ведь станете приглашать к себе друзей на ужин, подразумевая (и не говоря об этом друзьям!), что они придут к вам, заранее купят напитки, салфетки, все необходимые продукты, а также посуду, чтобы в ней готовить и из которой потом есть, и, к тому же, вы предоставите им потом счет за электроэнергию, газ и воду, которые ваши друзья будут использовать в процессе готовки. Подобная ситуация кажется абсурдной, но именно так можно описать призыв Министерства по делам семьи и молодежи или же любой общественной организации типа «За семью с детьми!» рожать, рожать и рожать.

Но вернемся к столь любимой беременными темой «уступать место», к которой они так просто свели обсуждение социальной (и, скорее всего, политической) акции в Москве. Большинство беременных женщин уверены, что им должны уступать места – всегда и везде. В транспорте, очереди, с момента появления (тогда уступивший молодец) или же по первому требованию (тогда уступивший, конечно, не «козел», но уже что-то близкое к этому).

Я сама не раз была свидетельницей того, как беременные женщины довольно агрессивно сгоняли с места в маршрутном такси посторонних им девушек и мужчин и продолжали возмущаться потом всю дорогу. Или как беременные женщины требовали пропустить их с тележкой продуктов без очереди в супермаркете. Мне всегда было интересно, что произойдет, когда столкнутся две беременные девушки в борьбе за такую вот сомнительную «льготу», предоставленную им по доброте общественности (что, впрочем, не мешает будущим мамам воспринимать одолжение как данность).

И пару недель назад я это столкновение увидела. В одной из поликлиник Киева две беременных женщины, попросив у очереди разрешения войти в кабинет врача за какими-то бумажками, стали спорить, кто пойдет первой. Пока они спорили, к врачу, миную очередь, прошел дедушка – ветеран ВОВ.

Странно, но довольно часто такие активные воительницы за освобождение для них места в общественном транспорте в остальной жизни покорно позволяют вытирать о себя ноги там, где есть можно бороться за свои права – но не моральные, а гражданские, социальные, потребительские и конституционные. Но, к сожалению, беременные женщины, скандалящие в транспорте или очереди, а потом с негодованием обсуждающие с подругами, как им в очередной раз где-то кто-то что-то не уступил, становятся совершенно пассивны там, где столь решительный напор может дать хороший результат, причем на основаниях более весомых, чем какие-то эфемерные моральные нормы.

Эти женщины не будут идти к заведующей поликлиникой, где им хамят и требуют взятки за каждый чих медсестры и врачи, чтобы написать заявление и потребовать к себе человеческого отношения.

Эти женщины не станут жаловаться в городское управление транспорта или директору транспортного предприятия, если водитель маршрутки, на которой они каждое утро ездят на работу, набивает салон пассажирами до отказа и превышает скорость.

Эти женщины не требуют от ЖЭКа предоставления в надлежащем качестве коммунальных услуг, не инициируют создание в своем доме ОСМД. Они не будут вызывать милицию и писать заявление в социальные службы по поводу соседа-алкоголика, который устраивает дома дебоши с неизвестными личностями, даже если им каждое утро принудительно читать вслух сводки из МЧС о том, сколько ежедневно в области фиксируется смертей из-за того, что кто-то пьяный заснул с сигаретой или забыл перекрыть газовый вентиль.

На подобное бездействие у этих женщин всегда есть масса аргументов, основной – «ничего не изменится». Они не пробуют потому что, что заранее уверены в своем потенциальном, но неминуемом поражении перед Злой Системой, которая своими стальными челюстями враз перекусывает хребты всем, кто посмеет пикнуть. Поэтому не пикать не нужно – а еще лучше самостоятельно сломать себе хребет заранее, «чтобы не было мучительно больно».

Естественно, наивно ожидать активной гражданской позиции в условиях отсутствия как такового гражданского общества. Те, кто до беременности не считал, что за свои законные права можно и нужно бороться, во время также беременности не станет этого делать. Но зато в эти 9 месяцев девушка, которая раньше молча сносила все тяготы и несправедливости нашей хамской бюрократической машины, почувствовала свое привилегированное положение и решила, наконец, урвать кусочек успокоительной примочки для истерзанного самолюбия.

С детства многие слышат в общественном транспорте голосовую запись: «Уступайте места пассажирам с детьми, беременным женщинам, инвалидам, больным и пожилым людям». От города к городу эта запись может варьироваться, и из перечисленных категорий кто-то выпадает. Но стереотип о том, что у беременной есть непоколебимое право на проезд сидя, заседает в мозгу с младых ногтей. Поэтому большинство женщин, прогибаясь до часа Ч, со злобной радостью пытаются наверстать упущенное сначала будучи беременной, а потом перейдя в статус «мама с ребенком».

Основная ошибка такого поведения – адресат требований. Им должно быть государство и государственные институты, где четко очерчен список прав, обязанностей, услуг и так далее. Вместо этого девушки «в положении» обращаются к более понятному для них в плане коммуникации адресату – обществу – и яростно требуют соблюдения неписаных моральных норм.

Вторая ошибка – агрессивная позиция по отношению к ошибочно выбранному адресату. Из курса права мы все помним, что моральная норма к исполнению не обязательная. Но большинство беременных женщин считают, что им поголовно должны все случайные люди вокруг – и сидящие пассажиры в транспорте, конечно, в первую очередь.

Я не собираюсь писать здесь о том, что все правила взаимной вежливости давным-давно безнадежно устарели, и что человек человеку волк». Я лишь хочу указать на очередное проявление пассивности людей в качестве граждан (это касается как Украины, так и России). В этот раз лакмусовой бумажкой стала акция в московском метро, направленная на определенную целевую аудиторию. Как отреагировала на эту акцию аудитория? Она быстро заняла удобную для себя нишу о том, что живот беременной женщины должен быть пропуском на VIP-место в маршрутке или метро, а кто не согласен – тот «не мужик» и «козел».

Получается, что, по мнению многих беременных, Самая Главная Проблема – это место, свободно место в транспорте, на которое никто не будет претендовать. И возможность яростно отчитать любого, кто не подскочил при появлении беременной в вагоне и не сопроводил на место со всеми почестями.

Думаю, политикам нужно это учесть, поставить вопрос ребром и принять закон о том, что все обязаны уступать место беременным женщинам, а в случае чего – штраф в 10 прожиточных минимумов. Нет, лучше в 100.

Только вот беда: вряд ли в этом случае перевода моральной нормы в ранг закона беременные будут свое новое законное право отстаивать. По логике вещей, они будут стоять тихо в проходе между сиденьями троллейбуса или трамвая, смотреть печальными глазами на нарушающих новый закон пассажиров и молчать. Как они молчат в поликлиниках, больницах, ЖЭКах, Совбезах… Список можно продолжать.

Тэги: Россия, семья, демография
Печать
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?