Левый марш французских избирателей

Печать

В 2007 году, на фоне экономического подъема на президентских выборах доминировали политики, выступавшие с традиционными европейскими программами. Под правоцентристскими лозунгами тогда шел Николя Саркози («Союз за народное движение», 31.11% в первом туре), под левоцентристскими – Сеголен Руаяль (Социалистическая партия, 25.84%), под центристскими – Франсуа Байру («Союз за французскую демократию», 18.57%). Суммарно их поддержало более 3/4 электората.

Фото: EPA/UPG

В условиях экономического кризиса центрист Байру (в этот раз – от «Движения за демократию») потерял половину избирателей (9.13%), и на этом центристский спектр кандидатов заканчивается, ибо Саркози (27.18%) шел в 2012 году под право-консервативными лозунгами, а социалист Олланд (28.63%) – под откровенно левыми. А суммарно эта тройка традиционных европейских политических сил не дотянула до 2/3 электората.

Главным событием первого тура стало резкое полевение французского электората. Так, суммарно, за левых отдано почти 44% голосов. И, в данном случае, это не только арифметическая сумма с точки зрения перспектив победы во втором туре кандидата-социалиста. Это тектонический сдвиг во французском политическом спектре.

Начнем с того, что создав «Левый фронт» с рядом мелких левых партий, в большую французскую политику триумфально вернулась Компартия: кандидат от ЛФ Жан-Люк Меланшон, набрав 11.1%, занял 4-е место. Традиционные конкуренты коммунистов – троцкисты (Филипп Путу от «Новой антикапиталистической партии» получил 1.15% голосов, Натали Арто от партии «Рабочая борьба» – 0.57%) и «зеленые» (Эву Жоли – 2.28%) потеряли голоса, но суммарный результат радикальных левых кандидатов – больше 15% голосов – впечатляет.

Но, что самое главное, социалист Франсуа Олланд шел под лозунгами, намного более левыми, чем это «принято» у европейских социалистов / социал-демократов. А ведь еще сравнительно недавно – в 2007 году – такие видные деятели Социалистической партии, как Мишель Рокар и Бернар Кушнер выступали за политический союз с центристом Франсуа Байру. Сегодня же предвыборную программу Франсуа Олланда можно смело назвать программой-минимум левых радикалов. Так, кандидат от социалистов выступает за сохранение 35-часовой рабочей недели и снижение пенсионного возраста с 62 до 60 лет. Товарищ Олланд обещает создать 150 тыс. рабочих мест для молодежи из бедных районов, развивать бесплатную медицину и строить социальное жилье. А вот налог на прибыль корпораций планируется повысить с 33% до 35%, налог на богатство – с 40% до 45% и облагать этим налогом тех, чей годовой доход превышает 150 тыс. евро.

Кроме того, социалисты обещают ввести новые налоги для инвестиционных банков, обложить сборами финансовые транзакции, запретить кредитным учреждениям регистрироваться в оффшорах и законодательно ограничить размер банковской комиссии…

Никогда еще французские социалисты не были настолько левыми, даже на уровне лозунгов…

Со своей стороны, на уровне лозунгов радикализовался и Николя Саркози. Представляя либерально-консервативный Союз за народное движение, он ранее старался выглядеть в большей степени либералом, чем консерватором. Однако перед нынешними выборами господин Саркози начал оперировать право-консерваитивными идеями. Так, например, он заявлял, что Франция страдает от засилья иммигрантов, число которых и социальные пособия которым нужно сокращать. Вновь был повторен тезис о провале политики мультикультурности. Из либерального арсенала можно вспомнить разве что обещание к 2016 году бездефицитного бюджета, но для французских избирателей не секрет, что этот термин на практике является эвфемизмом сокращения социальных программ.

Фото: EPA/UPG

Однако, по расчетам социологов, для сохранения поста президента Николя Саркози необходимо заручиться поддержкой практически 80% электората Марин Ле Пен, что выглядит абсолютно нереальным.

Сама Ле Пен призвала своих сторонников не поддерживать никого из вышедших во второй тур. «Выборы закончились, начался процесс найма на работу. Николя Саркози или Франсуа Олланд – неважно, кто будет выбран 6 мая, он станет наемным работником Европейского центрального банка, который будет регулярно отчитываться перед Ангелой Меркель», – многозначительно заявила Ле Пен, выступая на первомайском митинге в Париже. Несмотря на формальную «равноудаленность» позиции лидера националистов, в этом заявлении четко слышится антипрезидентская нотка: канцлер Германии Ангела Меркель сделала однозначную ставку на Николя Саркози и, судя по всему, рискует оказаться в положении Владимира Путина, сделавшего в 2004 году однозначную ставку на Виктора Януковича.

Не нужно забывать, что для значительной части сторонников НФ неприемлем еврооптимизм господина Саркози, а для некоторых – его этническое происхождение.

При этом Франсуа Олланд тоже готов активно побороться за националистический электорат: он публично выказал уверенность, что многие, из поддержавших Марин Ле Пен, на самом деле голосовали против Николя Саркози. И логика в этом есть – в отличие от предыдущих лет, сторонники НФ появились в рабочих кварталах, где социализм Олланда понятнее консерватизма Саркози. Так что 30% сторонников НФ, которые гарантируют победу Франсуа Олланда, похоже, у социалистов «в кармане»…

Возвращаясь же к центристу Франсуа Байру, можно лишь констатировать, что многолетняя политическая девственность – не гарантия от потери электората…

Тэги: Франция, выборы, Николя Саркози
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?