Европа меняет экономический курс

Печать

Волеизъявление французов, греков и немцев не прошло бесследно

Выступая 7 мая в университете Цюриха, директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард объявила о смягчении бюджетной политики Евросоюза. «Все мы прекрасно понимаем, что фискальная дисциплина негативно сказывается на росте экономики»,— отметила глава МВФ, предложив искать баланс между экономией и ростом.

Приход к власти социалиста Франсуа Олланда во Франции может ознаменовать изменения в экономической политике ЕС
Фото: EPA/UPG
Приход к власти социалиста Франсуа Олланда во Франции может ознаменовать изменения в экономической политике ЕС

Подобное высказывание (особенно облеченное в посыл «мы прекрасно понимаем») удивительно слышать из уст человека, еще совсем недавно заявлявшего абсолютно противоположное. Более того, г-жа Лагард открыто критиковала предвыборные обещания Франсуа Олланда, касающихся ослабления режима экономии.

Наиболее четко и ясно описал проблему американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц в своей статье в Financial Times: ученый прямо заявил, что режим экономии ведет Европу к «страданиям и разрухе». По его мнению, сосредоточенность Европы на экономии является результатом неправильной диагностики проблем, с которыми она столкнулась во время кризиса. Джозеф Стиглиц подчеркивает, что в истории не существует примеров, когда большая экономическая система смогла бы восстановиться в результате экономии.

И это уже не отдельные арии, а вполне слаженный европейский хор: 7 мая к стимулированию роста призвал премьер-министр Италии Марио Монти, чье правительство снизило целевой прогноз по бюджету на этот год. Той же дорогой пошел и кабинет министров Испании.

В эти же дни Еврокомиссия огласила три главных принципа выхода ЕС из кризиса. И если «фискальная консолидация» (уменьшение уровня госдолга и дефицита бюджета стран-членов ЕС) – это дань уходящему в прошлое жесткому курсу, то два других – «уменьшение различий в конкурентоспособности различных регионов ЕС» и «инвестиции в ключевые сектора экономики, которые будут стимулировать рост», – явно свидетельствуют о переходе к кейнсианской модели. При этом Евросоюз готов использовать ресурсы своих банков для помощи частным инвесторам, включая уменьшение их рисков.

Нет сомнений, что к подобному резкому повороту в европейской экономике привел исход президентских выборов во Франции. Избрание президентом одной из двух ведущих стран ЕС социалиста Франсуа Олланда, призывающего порвать с режимом экономии, запустило процесс смягчения бюджетной политики во всей Европе. И «процесс пошел», набирая ход. Европейские функционеры, включая ответственных за формирование финансово-экономической политики, отныне вынуждены сами подключаться к этому процессу и даже становиться у его руля, чтобы не оказаться за бортом.

Подстраиваться под данные изменения будет вынуждена даже открыто поддерживавшая противника Франсуа Олланда по президентской гонке Николя Саркози канцлер Германии Ангела Меркель. Она всегда была одной из самых рьяных сторонников жесткого курса в Европе, но теперь и ей придется идти на компромисс. Ведь без консенсуса Германии и Франции невозможна консолидированная экономическая политика в рамках ЕС.

Впрочем, не только во Франции, но и в других странах население начинает голосовать за политические силы, не поддерживающие текущий экономический режим. На последних местных выборах в той же Германии Христианско-демократический Союз Ангелы Меркель и ее партнеры по коалиции из Свободной демократической партии потерпели поражение в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн.

Еще более драматично складывается ситуация в кризисной Греции. 6 мая там прошли досрочные парламентские выборы, на которых партии ПАСОК (левоцентристы) и «Новая демократия» (правоцентристы), поддерживающие введение в стране мер жесткой экономии в обмен на получение транша от международных кредиторов (что зафиксировано докуметально), набрали суммарно 32% против 72% в 2009 году.

Интересно, что в парламент впервые прошла откровенно фашистская «Золотая заря» с 7%, а партии, находящиеся в политическом спектре левее ПАСОК взяли более 30% голосов.

И, как результат выборов, прошедших в Европе в начале мая, происходит описанная выше масштабная смена экономического курс. И происходит она отнюдь не в условиях всеобщего «одобрямса».

Так в своей статье для Financial Times, глава немецкого Бундесбанка и член управляющего совета европейского Центробанка Йенс Вайдманн заявил: «Вопреки широко распространенному мнению, денежно-кредитная политика не является панацеей и огневая мощь центральных банков не безгранична, особенно вне валютного союза. Для защиты своей независимости центральные банки в Еврозоне должны ограничивать принимаемые на себя риски, которые они могут принять».

При этом г-н Вайдеман дал свою интерпретацию политической составляющей: по его мнению, результаты выборов во Франции и Греции, а также неопределенность относительно перспектив финансовой политики валютного союза, вернули на рынки опасения, что кризисные процессы в Европе выходят из-под контроля.

Символом разнонаправленности мнений стали последние европейские дебаты в отношении Греции. С одной стороны, в качестве «пряника» Евросоюз, ЕЦБ и МВФ готовы внести шесть существенных изменений в уже согласованную программу финансовой помощи Греции, если ее политические силы смогут сформировать «проевропейское правительство» (для этого одна из оппозиционных партий должна присоединиться к альянсу правоцентристской «Новой Демократии» и левоцентристской ПАСОК). Самые важные из этих изменений – перенос на год даты очередного сокращения Грецией дефицита госбюджета, а также проведение дальнейший реструктуризации предоставленных Афинам кредитов.

С другой стороны, демонстрируя наличие «кнута», Центральные банки Евросоюза демонстративно приступили к консультациям на предмет возможного выхода Греции из зоны евро.

Тэги: Франция, Германия, Греция, евро, Евросоюз, Франсуа Олланд
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?