От Пекина проку нет и не будет

Печать

О современном Китае в нашей стране говорят мало. И если говорят, то в основном чрезвычайно странные вещи. Говорят, будто бы руководителям Китайской народной республики только и снится глобальное лидерство. Будто бы Пекин уже почти поставил на колени весь регион Юго-Восточной Азии, и лишь политические связи Соединённых Штатов с Японией, Южной Кореей, Вьетнамом и Индией едва сдерживают этого всё ещё маоистского монстра от усиления своей экспансии. Кое-кто называет Африку потенциально колонией Китая и высматривает некую теорию заговора в распространении китайского влияния – например, в виде Институтов Конфуция – на этом континенте.

Впрочем, самое забавное о Китае можно услышать от постсоветских автократов и от тех, кто продаёт им, людям недалёким, «умные мысли». Континентальное китайское государство эти автократы обычно рассматривают как туго набитый кошелёк: мол, если на Западе нам помогать перестанут, то мы пойдём на Восток – им там всё равно уже некуда тратить накопленное. Да и политическую поддержку от Китая якобы можно получить: мол, в Пекине распространение демократии не приветствуют.

Однако постсоветским автократам при этом не сообщают, что в Китае ещё больше не приветствуют распространение бедности; а это ведь именно то, в чём наши правители – чемпионы. Также обычно умалчивают, что современные властители Китая далеки от типичных европейских историй вроде «Великой Венгрии», которую после второй мировой войны территориально обобрали, и теперь все вокруг якобы должны ей по клочку земли. И далеки от типично русских историй вроде «без проливов нам не жить» или «наше государство может быть только великим». Да и американская проблематика мессианства, «последней и лучшей надежды человечества» глубоко чужда китайским товарищам.

Если Китай и претендует на лидерство, то лишь в практичности. Если постсоветским автократам и есть что в Китае искать, то лишь новых хозяев для старых советских военных технологий и рынок сбыта для отдельных, отсутствующих в Китае видов сырья, причём по незавидным ценам; Китай ни в коем случае не заплатит много. И, главное, современный Китай в отличие от могущественных государств 20-го века не занят работой по созданию Нового Человека – вот не в кайф официальному Пекину тратить на это силы и время. Потому-то и не стоит ожидать от Китая захвата соседних государств, колонизации Африки, идеологического давления на Америку... Например, пресную воду у соседних государств Китай, конечно, продолжит забирать, и достаточно грубо, но политические инструкции в Ханой и Астану или некий аналог Хиллари Клинтон в горячие точки присылать не станет.

А что же всё-таки стоит ожидать от этого государства? На востоке Китая есть места, выглядящие более современно, чем какой угодно город на территории бывшего Советского Союза. При этом на западе Китая есть места, очень похожие на забытые богом районы, скажем, современного Узбекистана. И точно так же, как в Узбекистане чуть ли не всё общество – рабы хлопка, в Китае десятки миллионов человек – рабы созданных за минувшие несколько десятилетий сборочных производств. Миллионы нуворишей соседствуют с сотнями миллионов «уставших работать». И при этом в Китае, как и в любой другой стране, хватает циничных претендентов на государственную власть, способных сказать что-нибудь вроде: знаете, а ведь раньше, при Мао, при старых порядках, по крайней мере, продажности столько не было. Так что, основной задачей Китайской народной республики в ближайшее время – в годы правления Си Цзиньпина – будет сохранение существующей модели управления общественными отношениями, сохранение Компартии. Это означает, в частности, что в Китае будут задумываться о любой другой стране лишь постольку, поскольку подобные мысли будут способствовать разрешению внутренних противоречий в Китае. То есть вот, например, об Украине не будут задумываться вообще.

Риск раскола для китайских коммунистов сегодня – существенен. Ещё серьёзнее он станет завтра. С одной стороны, Компартия терпит давление растущего числа китайцев-потребителей: им нужно всё больше товаров (например, автомобилей), всё больше услуг (например, в финансовом секторе). Это требует изменений в структуре промышленности, в структуре импорта, требует некоторой либерализации. С другой стороны, очень многие китайцы страдают от невозможности в существующих социальных условиях заработать и удержать достойное место в социальной иерархии. Отсюда – рост национализма, а также популярность у молодёжи политических изысканий в области истории Китая в период от второй мировой войны до рыночных реформ. Молодёжь ищет некую идею-инструмент, с помощью которой можно было бы удовлетворить одновременно и жажду комфорта, и жажду признания. Как совместить, по-видимому, неизбежную либерализацию и желание миллионов, допустим, снова «покраснеть» и, таким образом, улучшить свой быт, свои перспективы?

Вот на этот вопрос и должен дать ответ Си Цзиньпин. Подчёркиваю: не на вопрос о глобальном лидерстве и не на вопрос о конкуренции Китая с Международным валютным фондом.

Тэги: экономика, Китай
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?