Цеху пора расти

Печать

Демократическая система квалифицированного политического консультирования построиться лишь с возрождением цеховых отношений.

Не знаю, много ли читателей следит за новостями рынка политических технологий, которые регулярно печатаются в мировых отраслевых журналах, от “Campaigns & Election” до украинского “Politteh”. Я слежу. Когда добегают конца выборы, статьи о развитии рынка политического консультирования набирают свою актуальность. Так уже было пару раз за последние три года, случится и вновь.

Хорошего политического консультанта нельзя подготовить в университете
Фото: eutg.net
Хорошего политического консультанта нельзя подготовить в университете

Так вот, в статье, опубликованной в международном журнале “Campaigns & Election” есть такой момент: “старые кампании политического консультирования более напоминают идейных партизан, в то время как новые кампании более технологичны, целенаправленны и менее скрытны”. За последние два года на рынке политического консультирования в Украине возникло несколько десятков агентств. По всей видимости, скептики, заявляющие о сокращении рынка с приходом к власти В. Януковича и его политической команды, переоценили уровень падения политических свобод. Примером тому не стала ситуация в РФ, где рынок консультантов сократился более чем на две трети (по мнений И. Минтусова).

Проще говоря, краха не случилось. С введением мажоритарной системы выборов на рынок вышли сотни консультантов. Но всякий политик вам скажет, что бывшие штабные работники и коммерческие специалисты могут сойти за политического консультанта в виде исключения. Мастера политического PR в редких случаях получают образование по этой специальности. Специалисты в политической агитации в подавляющем большинстве приобретают свои знания не за студенческой скамьей. В моей компании PolitPR менеджером проектов работает девушка с дипломом инженера космических систем; она старательно учится в университете, зато в вопросах руководства проектами разбирается лучше украинских профессоров МВА.

Никому не нужны студенты, если работа касается политического и бизнес будущего человека: для нее нужен человек “с опытом” и “агентство с именем”.  Но и такие агентства, как и врачи, имеют свое персональное “кладбище”. Только похоронены в нем абсолютно здоровые и, возможно, когда-то перспективные политики.

Можете назвать меня заинтересованным лицом, но я глубоко верю, что лучше всего ситуацию между старыми и молодыми уравновесили бы профессиональные ассоциации, а проще говоря цеха. Буквально в средневековом и позднем их понимании. С поэтапной иерархией: подмастерье, мастер. Без временных поденщиков и сезонной работой. Только цех, только индустрия.

Все должно быть системно. Вы или ваша семья платят мастеру за обучение чада. Тот годами заставляет ученика заниматься черной работой. Чадо постепенно обучается, наблюдая за искусной работой мастера. В какой-то момент он начинает работать над собственным проектом и заставляет мастера возвести ученика в высший профессиональный ранг. Каждый, имеющий статус мастера, претендует на заказы. Впрочем, при колоссальном спросе на услуги политического консультанта и узости круга экспертов, способных квалифицированно удовлетворить спрос, на заказы может претендовать каждый. Только цех защищает своих членов, отстаивает их контрактное право на честное вознаграждение, платит им пенсии, социально защищает, берет на себе ответственность за семью и детей умершего цеховщика.  Принадлежать к цеху и почетно и выгодно. Те же, кто находится вне цеха, будут работать как у Пелевина в Empire V: “или работать клоуном у п***сов, или работать п***сом у клоунов за тот же самый мелкий прайс”. Известны случаи, когда новоиспеченные политические консультанты шли на все темные для сохранения клиента и получения гонорара, даже в разрез интересам самого клиента. Другими словами говоря, разводили его как дурака. В таких случаях цех должен быть придирчив к работающим на рынке и защищать заказчика. (о наемном труде и примерах притязаний цеха можно прочесть, к примеру, в книге Стивена Эпстайна, преподавателя Лондонской школы экономики).

Кто может лучше самой индустрии, цеха установить нормы качественного консультирования? Ни заказчик, ни университеты этого сделать не могут. Первые по причине непонимания ремесла изнутри, непонимания его скрытых от посторонних глаз особенностей (все по причине скрытности самих политических консультантов). Вторые - по той самой обыкновенной причине, что политического консультанта за студенческой скамьей не подготовить.

Скептики могут начать хулить меня, сказав, что все это не важно - интересно лишь то, может ли консультант победить на выборах, и то, какой у него послужной список. Ну-ну, взглянем на уровень тех же врачей, журналистов, чиновников, да в принципе всего вокруг. Демпинг, пестрая реклама, обычная коммерция диктует стандарты с которыми мы миримся, кляня все на своем пути. А ценим, как и прежде, качественную ручную работу и знакомство с мастером. За это мы и платить готовы гораздо больше, к тому же оставляя обильные чаевые. Вы против?

Есть один миф о том, что есть какие-то такие супер умные люди, никто о них не знает. Они, как правило, в штабах находятся. Называются они политтехнологи. И вот эти политтехнологи что-то придумывают, как выиграть выборы. Знаете, кто так только думает? Бестолковые, те, у которых у самих мозгов в голове нет— Арсений Яценюк о политтехнологах

Что ли не единственными оппонентами этих слов станут “самоучки”, самопровозгласившие себя мастерами. Они скажут, что индустрии политического консультирования быть не может, ведь это мета услуга, требующая “интимного” общения с клиентом. К тому же цех может монополизировать рынок, ударив тем самым по стандартам и качеству.

Но на это можно ответить, что цехов может быть несколько. Мао говорил: пускай цветут тысячи садов, пускай сражаются тысячи школ. А  “интимности” таких, по сути, услуг напоминает продажу не качественной контрабанды на городских рынках.

Кстати, та же статья в Campaign & Election анализирует динамику американского рынке: “фирмы и агентства, некогда работающие на противоборствующие партии, объединяются для совместной стратегической работы”. В Украине “плавильный котел” агентств невозможен, так как большая часть игроков рынка не готова принять стандарты, давно уже действующие в Америке и Европе. При всем при этом нельзя сказать, что технологически и концептуально мы отстаем от этих рынков. Напротив, черными технологиями и манипуляцией мы овладели очень качественно.  

Если заниматься политическим консультированием, то вкладываться и денежно и идейно в развитие рынка. Политики не “пахотная земля”, из года в год дающая новые урожаи. Так было. Так больше не будет. Внутри партий и государственных аппаратов подготовились свои квалифицированные люди. Партии с 10-летним стажем выборов уже нет необходимости привлекать имиджмейкеров и политических консультантов.

Так что если строить новый рынок, так строить основательно, как в прежние времена: с развитой индустриальным производством, иерархией подмастерьев и мастеров. Для этого необходима политическая воля и системность. Первое время придется вкладывать личные финансы - в образование подмастерьев, в фонды взаимопомощи, собственно социальное страхование. Кто это должен делать? Безусловно, сами игроки рынка - как политики, так и консультанты.

Владимир Ильич Ленин в своей статье “С чего начать?” предложил начинать с создания газеты и огромной сети ее репортеров и распространителей. В нашем случае Ленин тоже актуален, ведь квалифицированное издание может стать главным рычагом в создании стандартов цеха и индустрии в целом.

Тэги: политтехнологи, пиар
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?