Депардье и кризис солидарности

Печать

64 года жизни и игра в 181 фильме объединяют Жерара Депардье и французского зрителя. Смена гражданства не означает расставания, скорее поиск свободы распоряжаться своими деньгами так, как «священный монстр» французской культуры желает. Французский журналист Николя Бедо на страницах еженедельника Marianne справедливо замечает, что эпитет «жалкий», который применил в отношении к актеру премьер-министр Жан-Марк Эйро, куда более заслуживал Лакшми Миталл, закрывший не так давно завод Арселор Миталл во Франции и оставивший без работы тысячи французов. Но чиновник-социалист не стал ругать олигарха. Ответ Депардье на обиду со стороны бюрократа логичный, но имеет ли право называть себя «гражданином мира» актер, поставивший деньги выше симпатий своего зрителя.

Депардье на фоне рекордной безработицы в декабре
Депардье на фоне рекордной безработицы в декабре

В молодости Депардье не раз играл народного героя. Одним из первых фильмов Депардье был «Двадцатый век»(1975) Бернардо Бертолуччи, где он превосходно сыграл коммуниста-революционера, восставшего против диктатуры Муссолини ради справедливого распределения земли между крестьянами и прекращения всех тех преступлений, которые происходили в Италии.

Затем был фильм Франсуа Трюффо «Последнее метро»(1980), где он играет участника Сопротивления нацисткой оккупации Франции. Чуть позже, в 1993 году он сыграл лидера бастующих горняков в экранизации романа Эмиля Золя «Жерминаль». Сейчас же актер предстал в образе защитников угнетателей (французских олигархов, которые, как и актер, решили сменить гражданство). Депардье, быть может, сам того не желая, провел кампанию черного пиара против предложенного президентом Франсуа Олландом 75% налога на сверхприбыль.

Можно привести аргументы против решения о сверхналоге для людей, занятых в творческой сфере. В конце концов, доходы известных музыкантов и актеров - плод народной любви, а не чьей-либо эксплуатации или махинаций. Да и обоснование налога тем, что он поможет сгладить последствия кризиса для Франции, не выдерживают критики.

По расчетам журналистов французского «Le Echos», после отмены Конституционным Советом Франции 29 декабря 75% налога на доход свыше 1 миллиона евро, бюджет страны потеряет лишь 500 миллионов евро. Спасут ли эти деньги страдающую от кризиса и безработицы Францию? Конечно, нет. Налоговая реформа во Франции без колоссального увеличения налогов на корпорации невозможна. И 1500 французов, на которых должно было распространиться новое налоговое законодательство, страну не спасут.

Волнует ли Депардье судьба его страны или ее жителей? Нет. Судьба государства его может и не волновать, ведь современные представительские демократии, в том числе в Западной Европе, представляют собой репрессивный аппарат по принуждению населения к выполнению воли крупного бизнеса. И двигаются в российском направлении, не реагируя на общественное мнение, не выполняя предвыборные обещания и подавляя протесты разнузданным полицейским насилием. В конце концов, французский язык и культуру можно любить и без любви к французскому государству. Но может ли быть безразлична великому актеру судьба его зрителей, многие из которых стали жертвами кризиса, живут без работы и мечтают уехать из той же Франции (где 5 миллионов безработных, 8 миллионов за чертой бедности на 60 миллионов жителей, а количество уехавших в поисках работы за рубеж за годы кризиса составляет около 500 тысяч человек)? Депардье, очевидно, судьба этих французов безразлична, если он решает стать символом протеста сверхбогатых французов против налогового законодательства.

Мир кино знает много деятелей, которые небезразличны к будущему своего народа и готовы жертвовать собой. Взять хотя бы иранского режиссера Джафара Панахи, который сидит в тюрьме уже 3 года за поддержку протестов против авторитарного режима исламских консерваторов в Иране в июле 2009 года. Создатель ряда фильмов о правах женщин в Иране, в том числе об иранских болельщицах, которые вынуждены преодолевать все возможные препятствия, чтобы попасть на стадион, проведет 6 лет в тюрьме и еще 20 лет под домашним арестом без права когда-либо еще снять фильм.

Мохсен Махбальбаф, не менее замечательный иранский режиссер и президент Азиатской киноакадемии, несмотря на вынужденный отъезд из Ирана, продолжает участвовать в деятельности иранской оппозиции из-за рубежа. Фернандо Соланас, аргентинский режиссер, выступавший против экономической политики аргентинского президента Карлоса Менема, которая привела Аргентину к экономическому краху и голодному бунту в 2001 году, получил шесть пуль, но продолжил снимать неудобное кино.

Что делает Депардье? В начале 2000-ых годов он дружил с президентом Кучмой, за что его в украинской прессе в первый раз попробовали предать остракизму в 2005 году после протестов, именуемых «Оранжевой революцией». Сейчас же Депардье признается в открытом письме в любви к «великой российской демократии» и Путину. Возможно, это злая ирония, актерская игра безпринципного человека? Депардье абсолютно политически безпринципный, пытающийся урвать от жизни все возможные удовольствия без доли ответственности перед окружающими. Он явно не разделяет взглядов Сартра, Камю и Сент-Экзюпери, куда более великих соотечественников.

Я нахожу Путина очень человечным. Каждый раз, когда я чем-то прошу его, он мне помогает. Он сделал для защиты животных больше, чем все наши президенты— Бриджит Бардо, французская актриса

Человек, называющий себя «гражданином мира», должен хотя бы немного заботиться о судьбах человечества, и не быть в стороне от одной из важных проблем, стоящих на повестке дня - колоссальной разницы между доходами сверхбогатых владельцев и управляющих компаний, и тех, кто работает ради их благосостояния. Тем более, если в актуальности этой проблемы можно убедиться и на примере Франции, где безработица стала приговором молодежи до 30 лет и людям предпенсионного возраста.

Гражданин мира - можно говорить скорее о странствующих революционерах, которых заботят судьбы мира в целом, деятелях искусства и литературы, творчество которых предназначено даже не их нации - всему человечеству, можно упомянуть тут и Брэдбери, и работавшего с Депардье Бертолуччи. Среди революционеров - Че Гевара, Франц Фанон, выходец с Мартиники, боровшийся за освобождение совсем незнакомого ему Алжира. Они боролись за свободу и справедливость в разных уголках земного шара. И этим гражданам мира не нужны были деньги за те усилия, которые они прилагают ради свободы и справедливости для других, они могли смело сказать «Наше отечество-все человечество».

У Депардье права на это нет. Он просто всемирно известный актер с колоссальными доходами и любовью к жизни, какой бы ужасной не была жизнь других.. В понимании Депардье, как и в понимании французских и украинских олигархов, «гражданин мира» - человек, работающий ради благосостояния и славы самого себя, который может в любой момент вывести все свое состояние из одной страны и переселится в более интересную. И они не будут заботиться о судьбе работающих на них. Родина для них там, где они могут больше заработать. Конечно, Депардье - всего лишь богатый киноактер, людей которые зависят от него ничтожно мало (всего-то 80 человек), в сравнении с теми же французскими олигархами, которые выводят интенсивно свои деньги в другие страны, и пиар-кампанию в поддержку которых осуществил француз.

Случай Депардье – яркий пример самолюбования и пресыщенности жизнью, поэтому он и позволяет себе бить таксистов и испражнятся в самолете. Актер он замечательный, его выходки легко прощают. Депардье и дальше будет замечательным актером, находясь во Франции или в России, пополнять перечень внебрачных детей (по словам актера их уже около 20, хотя возможно он просто хвастается в стиле Астерикса) и жить в свое удовольствие. Но также он часть феномена кризиса солидарности, который переживает наш мир, так как подобное наплевательское отношение к судьбе своих зрителей, большинство великих актеров прошлого себе не позволяли, будь это Чарли Чаплин, или Джан Мария Волонте, небезразличные к судьбе людей в странах, о которых они только читали в газетах.

Тэги: налоги и сборы, Франция, безработица, Жерар Депардье
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?