Есть ли альтернатива «альтернативе»?

Печать

В далеком 1998 году ПЗУ (партия зеленых) получила 5,43% голосов на выборах. С тех пор на каждых новых выборах хватало охотников пролезть в парламент под лозунгом «А мы вот такие непохожие, голосуйте за нас». Однако пример ПЗУ (которая с тех пор неоднократно меняла председателей и хозяев) стал своего рода прививкой для украинского избирателя. Поэтому партии, которые заявляли о себе как о «третьей силе», «альтернативе», за редкими исключениями (типа Блока Литвина в 2007 г.) не преодолевали трехпроцентный барьер. До последнего времени.

В этом году все иначе. Украина откровенно устала от противостояния партий первого эшелона (ПР и «Батьківщини»). Еще в 2009 году, во время президентской кампании был очевиден запрос избирателя на альтернативу. Результаты первого тура в январе 2010 года показали, что такой запрос актуален примерно для 20% участников голосования (т.е. для избирателей, голосовавших за Тигипко и Яценюка). Или даже для 25%, если прибавить сюда стойких почитателей небесспорных талантов В. Ющенко. В абсолютном выражении эти проценты дают не менее 6 млн. избирателей в масштабе всей Украины.

Политические проекты Яценюка и Тигипко самоустранились от самостоятельного участия в парламентской кампании. Однако общественный запрос, который они оба пытались оседлать и использовать в своих интересах, остался. И это не могло не наложить отпечаток на ход избирательной кампании.

Ряд партий второго эшелона («УДАР», «Украина – Вперед!») претендуют на то, чтобы этот запрос удовлетворить. Ведь избиратель из условной группы «Тигипко-Яценюка» в 2010 году голосовал не просто за Тигипко или Яценюка, а за:

  • новую, яркую политсилу;
  • с молодым, привлекательным лидером;
  • доминирующую в информационном пространстве;
  • позиционирующую себя в качестве альтернативы надоевшим политикам.

Обе вышеназванные партии вполне отвечают этим критериям. Они топчутся по одному и тому же электоральному полю и прекрасно это понимают. Именно поэтому технологи Королевской на протяжении компании пытаются повысить популярность ее партии за счет «УДАРа»: сначала слухами о переговорах по поводу объединения, теперь – вызовом Кличко к дискуссии. А Кличко от всех попыток «поговорить на равных» уходит (и правильно делает), давая понять: «Я возьму все, что смогу, а вы – все что останется».

Пара КПУ-ВО «Свобода» тоже отыгрывает технологию альтернативы. Альтернативы для радикально настроенного избирателя желающего проголосовать «против». «Против» ненавистной власти и ненавистной оппозиции. Ненавистных в разной степени, но достаточно для того, чтобы отрицать  своим выбором обе партии первого эшелона.

Иными словами, ситуация следующая: все партии второго эшелона так или иначе используют маркер альтернативности в качестве основного маркера для потенциальной целевой группы. Именно с этим месседжем они идут к избирателю, а все прочее (экономическая программа, внешнеполитические приоритеты, антикризисные меры) идут во вторую, третью, десятую очередь. Лишая тем самым эту альтернативность всякого содержания, превращая ее в «альтернативу», фикцию. Или, если угодно, в симулякр.

Я вижу несколько причин, подталкивающих партии дразнить избирателя своей «альтернативностью» в ущерб разработке и отстаиванию реальной избирательной программы:

Во-первых, украинцы разочарованы в избирательных программах как таковых;

Во-вторых, избыток партий истощил идеологическое поле: заявка о себе как о приверженце какой-либо идеологии и построение соответствующей программы ничего не говорит, не доказывает, не гарантирует. Эти слова потеряли внутреннее содержание;

В-третьих, политики не видят смысла усложнять себе жизнь, если достаточно дистанцироваться от власти и оппозиции, постулируя тем самым свою «альтернативность» (которой, собственно, и жаждет избиратель).

В-четвертых, избирательный процесс окончательно превратился в процесс сведения положительного баланса между затратами на кампанию и прибылью от наличия спонсоров в списке партии. Упрощение смыслов, закладываемых в программу («Мы другие», «Разница есть», «Мы против их обоих» и т.п.) сокращает расходы, снижает требовательность к формированию списка и, в результате, максимизирует прибыль.

Поиск выхода из этой ситуации, к сожалению, напоминает анекдот про «другой глобус».

Тэги: ВО "Свобода", КПУ, предвыборная программа, партия "УДАР", политические партии
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?