Украина-Китай: Чем хуже, тем лучше

Печать

Cтраны третьего мира получают от Пекина инвестиции только при условии гарантированной устойчивости недемократического политического режима и отсутствия любой профсоюзной активности в стране.

Радость украинского правительства по поводу перспектив «сотрудничества» с Пекином должна насторожить украинских избирателей. Пекин – это не Москва, это действительно страшно.

Председатель КНР Ху Цзиньтао совершает поездку по бывшему Советскому Союзу. Сначала Казахстан, затем Россия, конечный пункт – Украина. Таким образом, охвачены ключевые субъекты строительства советского государства. При этом если казахская часть советского народа может лишь порадоваться вниманию Председателя (у них там, в Центральной Азии, действительно больше не с кем работать), то российской части советского народа – радоваться не стоит, а украинской – стоит понервничать. И подумать.

С тех пор как в 1991 году завершился идеологический этап Перестройки в СССР и начался экономический этап, советские республики стали развивающимися странами. А всякой развивающейся стране должно быть крайне неуютно в отношениях с КНР – ну, это если страна заинтересована в демократии, пристойном уровне прав и свобод человека и гражданина, а также некоторых перспективах уважения к стране на Западе. Если же развивающейся стране вполне уютно в отношениях с КНР, то...

Что нужно официальным Москве и Киеву в нынешнем официальном Пекине? Только деньги. Президент Медведев пытается согласовать с председателем Ху цены на природный газ из России, причём безуспешно. Потому что китайцы не привыкли платить, как в Европейском Союзе, а выбить из них большие деньги, как из Украины, Кремлю не светит. А президент Янукович с товарищами примеряют на себя опыт африканских диктатур, которые на китайские деньги покупает себе будущее. Одновременно сдавая Пекину желаемые природные богатства.

Так вот, для развивающейся страны добрые отношения с нынешним Пекином – это всё равно что установить гильотину на центральной площади в столице. Демократия? Права человека? Индивидуальное счастье? Профсоюзы? Хрясь – и упала в корзинку головушка, в которой рождались мысли ещё о чём-то, кроме: "Ай, как хорошо, что у меня есть эта работа, пусть она и низкооплачиваемая, и добьёт меня какими-нибудь химикатами".

Как там в Африке? Бездарное правительство? Пекину не проблема. Дикость и деградация? Так даже лучше. Чем хуже ситуация в развивающейся стране, тем проще вывозить из неё добро на территорию континентального китайского государства. И тем дешевле лояльность местного населения: им всего лишь школу построй и оборудуй – и они уже не бузят.

Украинская пресса, комплиментарная по отношению к действующим власть имущим, захлёбывается от восторга. "Все эксперты соглашаются, что китайцы для нас – удобные партнёры. Они не выдвигают одним из условий сотрудничества какие-то геополитические уступки, не призывают делать выбор между Россией и Европой и не обращают внимания на соблюдение прав человека". Это из газеты "Сегодня" №129 (3846).

На деле, такой подход блестяще иллюстрирует непонимание обществом на Украине величины проблемы, которая теперь стараниями правительства у этого общества появилась. Людям кажется, будто отношения их государства с КНР могут быть спокойны и выгодны, потому что Пекин якобы не политизирует социальную проблематику. Пекин якобы старается помалкивать о делах в других странах. И ничего ни от кого якобы не требует в политическом плане. Мол, это не Россия с её Таможенным Союзом.

Так вот, вообще-то КНР заводит отношения с другими государствами исключительно на политической основе. Если подумать, то Кремль в исторической перспективе после 1991 года покажется аполитичным хиппи по сравнению с Пекином.

В современном мире не так уж много субъектов, способных позволить себе эксплуатацию. Ну, все знают о возможностях в этом Соединённых Штатов и Европейского Союза. Многие наслышаны о возможностях Израиля. Но совсем уж мало людей в курсе того, какое несчастье приносят за собой китайские специалисты.

Государства, на территории которых жизнь нам нравится, – а это государства Запада, – эксплуатируют человеческие ресурсы: интеллект и предприимчивость, эмоции и эгоистические желания. Там использование человеческой природы порождает экономический рост. А вот государства, на территории которых жизнь нам нравится – кхм... – поменьше, – а это в том числе и КНР, – плевать хотели на человеческую природу и эксплуатируют земную природу: недра, реки, почвы и человека как элемент биологического разнообразия, как развитое животное, которое может выполнять сложные производственные операции в рамках простых систем принуждения к труду.

Собственно, эти две модели эксплуатации конкурируют друг с другом глобально и предлагают народам и правительствам выбор: или вы с Западом, и тогда экономический рост порождается реализацией и защитой прав на жизнь, свободу и счастье; или вы с другой моделью, и тогда экономический рост порождается переработкой природных богатств, в том числе и людей, в товары.

Вторая модель эксплуатации может держаться исключительно на политической договорённости между эксплуататором и правительством эксплуатируемой территории о неизменности социальных условий на этой территории. Точнее – на незыблемости асоциальных условий на этой территории. Иными словами, страны третьего мира получают от Пекина инвестиции только при условии гарантированной устойчивости недемократического политического режима и отсутствия любой профсоюзной активности в стране. Надо понимать, что именно это станет сутью отношений между официальным Киевом Пекином.

"Мао Цзэдун, на протяжении десятилетий имевший неограниченную власть над четвертью мирового населения, несёт ответственность более чем за 70 миллионов смертей в мирное время. И ни один другой диктатор 20-го столетия с ним в этом не сравнится". Это из книги Юн Чжан и Джона Холлидея "Неизвестный Мао". Естественно, запрещённой на территории континентального Китая.

Есть простое правило – нечто вроде гигиены международных отношений: чем труднее государству выстраивать отношения с КНР, тем лучше в нём обстоят дела с демократией. И до тех пор пока в Пекине всем будет заправлять вечно живой Мао, переодетый в Мамону, это правило будет работать. Украинским избирателям следует запомнить это правило – тут пролегает граница между Украиной как ресурсным придатком и Украиной как будущей развитой страной. Чем хуже отношения с Пекином, тем, возможно, хуже и для правительства Украины, но тем лучше для нас с вами.

Тэги: Китай, Ху Цзиньтао
Печать
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?