Новый стиль борьбы за независимость Тибета

Печать

Совершенно потрясающая заметка о новом политическом руководителе тибетской диаспоры опубликована в журнале «Корреспондент» №24 (461). Потрясающая она тем, насколько противоречат друг другу её суть и название: текст о лидере, чья единственная задача – внешнеполитический успех, назван в честь президента Обамы, который и провалил всё на свете во внешней политике, и как кандидат в президенты своей основной задачей ставил активную внутреннюю политику.

В апреле 2011 года юрист Лобсанг Сангай, работающий в Школе права Гарвардского университета, был избран новым главой тибетского правительства в изгнании. До него функции премьер-министра исполнял Далай-лама, но в марте он объявил о грядущей передаче власти выборному лицу.

В «Корреспонденте» отмечают, что «аналитики называют эти перемены в тибетской истории беспрецедентными. «Это слом всей той структуры, которая существовала в Тибете веками», – так оценивает передачу исполнительной власти от Далай-ламы выборному лицу Татьяна Шаумян, руководитель Центра индийский исследований Института востоковедения Российской академии наук».

«Новый глава правительства, вступающий в должность в августе, надеется активизировать мировое внимание к тибетскому вопросу и усилить роль диаспоры в его решении. «В попытках вывести тибетское освободительное движение на глобальный уровень нам стоит последовать примеру евреев», – наметил путь Сангай. Он рассчитывает расширить экономические и образовательные права тибетцев в Индии и привлечь средства и связи успешных соотечественников в 30 странах мира для поддержки молодых тибетцев».

В отличие от Далай-ламы Сангай занимает позицию, более строгую по отношению к красному Китаю: «Мандат, который я получил, – это чёткий сигнал Пекину: с уходом старшего поколения молодые тибетцы продолжат его политику и будут бороться за свободу столь долго, сколько потребуется», – заявил Сангай в интервью BBC». Он намерен отказаться от требования культурной автономии для Тибета в составе КНР, которого полвека придерживался Далай-лама. Тем более, ещё в 2008 году 500 самых влиятельных тибетцев на специальной встрече отвели этой стратегии максимум два года, а в случае её провала – потребовать от правительства рассчитывать только на независимость.

В нынешнем Пекине плевать хотели на такие перемены среди изгнанных тибетцев, ибо на стороне красных – богатство: «Торопиться с радикальными действиями Сангая вынуждают и другие причины. Во-первых, это риск потерять связь с тибетцами в Китае из-за ослабления роли Далай-ламы. Во-вторых, растущее влияние КНР в мире: теперь всё меньше западных держав готовы в споре с Пекином вступиться за Тибет».

«Тибетское правительство в изгнании, кто бы его ни возглавлял, – это сепаратистская политическая клика, предавшая родину и не имеющая права на диалог», – так отреагировал на избрание Сангая один из главных спикеров по Тибету Чжу Вейкун, заодно предупредив, что возможные беспорядки в регионе будут подавлены силой. Последний раз недовольство тибетцев господством красных вылилось в массовые беспорядки в 2008 году.

Тэги: Далай-лама, Тибет
Печать
Выбор читателей