Инженеры – это кто?

Печать

Первоначальное определение инженера как ученого строителя технических сооружений (В.Даль) с течением времени изменялось, и теперь нам еще предстоит понять, что же следует понимать под термином «инженер», чтобы в инженерной подготовке применять адекватную методологию.

Фото: eutg.net

После революционной разрухи в СССР остались несколько инженеров класса А.Н. Крылова и Н.Е. Жуковского, подрастали инженеры, в небольшом количестве, успевшие получить первоначальные знания в инженерном деле, класса А.Н.Туполева и С.П.Королева, но основная масса оставшихся от старых времен инженеров были заражены худяковщиной (Худяков – известный профессор Бауманского училища, приверженец немецкой инженерной школы), отличались склонностью к копиизму и работе по стандартным моделям.

Необходимость обеспечить индустриализацию страны заставила возрождать техническое образование, и к концу тридцатых годов подготовка инженеров достигла приемлемого для выполнения технических задач уровня. Поскольку ничего, кроме российского высшего технического образования руководители государства не знали, именно по этому пути и пошло советское высшее образование.

К этому времени произошло разделение инженеров на конструкторов и технологов. Лишь некоторые инженеры сохранили в себе целостные инженерные качества (А.Н Туполев, М.И.Кошкин…), что, безусловно, и помогло воплотить некоторые передовые инженерные решения, хотя в массе своей советское инженерное искусство продолжало заниматься копированием известных зарубежных моделей технических сооружений.

В условиях острой необходимости во время войны и после неё до первой половины пятидесятых годов прошлого столетия произошло становление многих крупных инженеров, поставленных на решение очень крупных задач в области энергетики и военно-космического строительства. К середине пятидесятых годов руководящие и влияющие на решение проблем посты были распределены так, что в дальнейшем сохранялась преемственность внутри команды, часто без учета способностей (авиастроение, ракетостроение, ядерная энергетика…). В это же время оттачивалась методология подготовки инженерных кадров, та методология, которая сейчас ностальгически вспоминается как слава советского высшего образования многими авторами.

Начиная со второй половины пятидесятых годов прошлого столетия высшее образование начало работать на плотное заполнение низших ступеней инженерного корпуса с некоторыми флуктуациями в сторону внезапно возникших потребностей («коммунизм – это советская власть + электрификация + химизация всей страны», например), а после этого инженеры стали определяться на должности старших рабочих (бригадир наладчиков, сменный мастер…) при значительно меньшей оплате труда. Рабочие получали в три-четыре раза больше, чем образованный инженер, а в восьмидесятые годы рабочий получал зарплату раза в полтора больше, чем профессор с учетом его работы по НИСу (как правило, работа по хозяйственным договорам).

Таким образом, уже с конца пятидесятых годов понятие термина «инженер» перестало носить созидательный смысл, а обозначало только принадлежность носителя этого звания к индустрии и преимущественно тяжелой. Поскольку высшее образование продолжало готовить инженеров в первоначальном понимании, с этого времени все чаще возникают коллизии, описанные известным скетчем А.Райкина (закончил институт, забудь все, чему тебя учили, придя на завод…).

Как раз к этому времени были отменены государственные награды учителям за выслугу лет, их оклады были приравнены к окладам инженеров, и учителя потеряли материальные стимулы к качественному выполнению своей работы. Довольно быстро учителями перестали хотеть стать очень многие потенциальные выдающиеся воспитатели и педагоги… Постепенно и инженер даже в общественном сознании был поставлен на ту же высоту, на какой стоял учитель (говоря современным сленгом – ниже плинтуса).

Таким образом, все более разрасталась пропасть между теоретизированной подготовкой инженеров-универсалов и требованиями реальной действительности.

Высшее техническое образование позволяло выпускникам вуза в силу хорошей теоретической подготовки быстро входить в курс дела в творческой инженерной работе, но при попадании на места, требующие рабочей квалификации (см. выше) такие выпускники столь же быстро теряли инженерную квалификацию, не постигая рабочей квалификации, и превращались в обычных клерков без надежды восстановления инженерной компетентности.

Деградация высшего технического образования протекала вяло и в первую очередь за счет столичных вузов. Постепенно качество инженеров – выпускников периферийных вузов – оказывалось выше, но решающие посты продолжали занимать выпускники столичных вузов в силу так называемого товарищеского фонда, а сильные инженеры из периферийных вузов направлялись на вспомогательные работы.

В качестве примера можно привести неудачное принятие решения по роботизации промышленности и внедрение в качестве технологического оборудования гибких модулей к середине 80-х годов. Оно не было реализовано и не смогло остановить деградацию всего производственного комплекса в силу снижения квалификации инженерных кадров, занимающих посты менеджеров среднего и высшего уровня в инженерном деле.

Окончательно инженерами стали называть выпускников технических вузов, т.е. по записям в дипломе, а не по виду выполняемой работы.

В настоящее время технические сооружения стали иметь и виртуальные компоненты, поэтому определение понятия «инженер» приобрело еще более размытый вид. Инженеры еще в индустриальную эпоху стали использоваться в сфере эксплуатации технических сооружений, где креативная составляющая профессии практически не была востребована. В информационном обществе эта сфера значительно разрослась, что потребовало в большей степени подготовки специалистов оперативного и тактического сопровождения эксплуатации технических объектов, а это – уровень выпускников техникумов соответствующего профиля. По принятой структуре образования в Болонском процессе – это уровень бакалавра.

Отсюда следует сделать вывод о необходимости широкой подготовки бакалавров в технической сфере с учетом специфики реальной деятельности этих специалистов. Подготовка инженеров в первичном понимании этого термина должна производиться по отдельным программам для разработок крупных инженерных проектов и схеме «бакалавр → магистр» для инженеров-технологов.

Программы подготовки бакалавров и программы подготовки магистров не должны совпадать, поскольку в этих случаях преследуются совершенно различные цели. Естественно, что структура университета должна соответствовать целям и программам подготовки. Существующая структура университета, закрепляемая предложенным законопроектом о высшем образовании, противоречит и противостоит не только декларациям Болонского процесса о едином образовательном пространстве высшего образования, но и требованиям кредитно-модульной системы организации учебного процесса.

К сожалению, предложенный в Украине законопроект о высшем образовании не предлагает сколько-нибудь приемлемых решений даже для инженерной подготовки, хоть и редактировался в инженерном вузе…

Carthago delenda est, или если перейти к системе образования – законопроект о высшем образовании должен быть отклонен и написан «с чистого листа»!

Тэги: техника, профтехобразование, высшее образование
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?