Украина и коррупция

Печать

Сегодня я хотел бы затронуть одну из «вечных тем» для украинского общества. Говорю «вечных» и очень хочу ошибиться! Меня вдохновляют примеры стран, сумевших побороть этот недуг, и я верю, что Украине это тоже по силам. Речь идет о коррупции…

Фото: dw.de

Авторитетная международная организация «Transparency International» по итогам 2011 года составила рейтинг стран, определив для каждой «индекс борьбы с коррупцией». Украина заняла 152 место, потеряв 18 позиций за год. Теперь наши соседи по рейтингу – Уганда, Таджикистан, Конго, в то время как географические соседи – Россия и Беларусь – оказались выше (143 место). Один из наибольших «скачков» (не столько за этот год, сколько вообще со времен «революции роз», до которой страна находилась на 133 месте) сделала Грузия – она на 64 позиции рейтинга.

Коррупция – это вредная привычка нашего общества, разлагающая его изнутри. Собственно, само слово «коррупция» и означает в дословном переводе «разложение». Избавиться от этой привычки трудно, но возможно. Это почти как бросить курить. Те, кто в свое время курил и бросил, поймут меня – сначала не расцениваешь это как проблему, затем не можешь представить себе жизнь без этого, и только потом начинаешь бороться. Думаю, Украина уже на третьей стадии – мы отдаем себе отчет в том, что больны и понимаем, к чему это может привести.

Украина уже сделала главный, по моему мнению, шаг – нам удалось добиться того, что общественное мнение рассматривает коррупцию в качестве угрозы обществу. Значит, пора бороться!

Борьба с коррупцией – это, прежде всего, вопрос воли. Не только политической воли властной элиты, но и воли каждого гражданина. Хотя опыт многих зарубежных государств показывает, что начинать борьбу надо с высшего уровня – как говорится, «рыба гниет с головы». Есть несколько ключевых направлений, без которых эта борьба фактически невозможна:

  • Уменьшение бюрократии. Необходимо уменьшить присутствие государства в экономике в качестве надзирателя-контролера. Чем меньше будет контролирующих, инспектирующих бюрократических служб, тем меньше и поводов для взяточничества и «блата».
  • Омоложение государственной службы. Человеческую психологию очень сложно поменять – особенно сложно, если человек, мягко говоря, не молод. К сожалению, годами формировавшаяся практика наложила свой отпечаток на сознание поколений – легче и правильнее привести новых людей, чем переучивать старых.
  • Очищение судебной власти от взяточничества и «блата» плюс ужесточение наказаний. Пусть это покажется кому-то диким, но люди должны не просто уважать судебную власть, но и бояться судов. И бояться не потому, что для влияния на решение им придется задействовать связи или раскошеливаться, а из-за их непредвзятости. Каждый должен понимать, что никто и никак не сможет надавить на судью.
  • Упрощение всех разрешительных процедур, упразднение излишней «зарегулированности» в отношениях между государством и бизнесом. Необходимо создать такие условия, при которых чиновник просто не сможет брать взятки (минимизировать необходимость личных встреч между чиновником и предпринимателем).
  • Работа над законодательной базой. Коррупция расцветает там, где есть двусмысленности в юридической плоскости, где есть возможность различных трактовок «буквы и духа закона». Необходимо работать над упрощением процедур принятия решений и удалением всякой двусмысленности в законах путем, как писал Ли Кван Ю, «издания ясных и простых правил».
  • Подозрение в экономическом преступлении (недоказанное) не должно давать возможность силовым структурам (суды тоже входят в этот перечень) заключать подозреваемого человека под стражу. Сейчас любого предпринимателя можно взять и поместить в СИЗО под предлогом того, что он подозревается в экономическом преступлении. В камере он уже будет готов на всё (переписать бизнес, отдать часть имущества), лишь бы выйти на свободу.

Необходимо усилить наказание за коррупционные преступления. Именно такие рекомендации дают Украине европейские эксперты, и это уже предусмотрено антикоррупционной стратегией. Только в 2011 году в результате расследования более чем двух тысяч дел к уголовной ответственности привлечено 999 чиновников. Думаю, это только начало. Но дело - не в количестве уголовных дел, а в их качестве и доведении до адекватного наказания— Андрей Клюев, секретарь Совета национальной безопасности и обороны

  • Ужесточение наказаний за коррупцию. В продолжение тезиса о судах – люди должны бояться наказаний за свои преступления. Осознавая, что попавшись на коррупции, они не смогут откупиться в суде, люди дважды подумают перед тем, как брать или давать взятки. Очевидно, что ужесточение наказаний может вызвать осуждение со стороны борцов за права человека и многих «неравнодушных», но без этого никак.
  • Повышение зарплат государственным служащим. Этот пункт, как и предыдущий, подтверждает мой тезис о необходимости проявлять политическую волю. Пойти на ужесточение наказаний и повышение зарплат государственным служащим перед выборами может только очень уверенная в себе, в хорошем смысле слова «прагматичная» власть. Погрязнув в популистской риторике, всевозможных журналистских изысках на тему «сколько нам стоит содержание этого чиновника и почему он зарабатывает больше, чем дворник», мы утратили чувство реальности. Как мы можем давать чиновнику заработную плату размером в 2-3 тысячи гривен, когда он принимает решения на миллионы? Для того, чтобы чиновник не воровал, он должен бояться потерять своё рабочее место: хорошую заработную плату, льготы, социальное обеспечение и т.п. Плюс ко всему он должен бояться неотвратимого наказания за взяточничество (но этот пункт мы уже проговаривали). Короче говоря, мы должны пойти на поднятие зарплат, в первую очередь, судьям, а затем – всем государственным служащим, чтобы сделать их независимыми, чтобы дать им возможность содержать собственные семьи.
  • Создание открытой системы лоббирования. Если бизнес содержит политические партии, то этот факт не должен скрываться. Бизнес тесно связан с партиями и в Европе, и в Америке. Разница лишь в том, что, например, в США существует закон о лоббировании, а у нас почему-то эту тему целенаправленно отодвигают в тень. Нет ничего позорного, если Вы владеете заводом, на котором работают 10 тысяч человек в городе со 100-тысячным населением, и имеете определенный вес как минимум на уровне городской власти. В таком лоббировании интересов владельца завода заинтересован не только сам владелец, но и его работники + их семьи.

Я не претендую на то, что этот список носит исчерпывающий характер – это ряд моих соображений, основанный на ознакомлении с опытом других стран. Ни один из этих шагов не апеллирует к «ментальности» или «особости» народа. Мне кажется, это универсальные элементы борьбы с коррупцией. Но если Украина сможет предложить свой способ – я буду только рад.

Часто звучат заявления в духе «коррупция – это часть нашего стиля жизни и всё дело в менталитете». С этим нельзя соглашаться! Ее победили в «азиатском» Сингапуре, в близкой нам Грузии, да и все европейские страны проходили через этот этап. Даже такие «тяжеловесы» ЕС, как Германия и Франция в своё время боролись с тотальной коррупцией. И стоит отдать им должное – они хорошо это сделали. Стоит запомнить, что борьба с коррупцией – это вопрос воли. Уже давно пора собрать эту волю в кулак и навести в стране порядок!

Тэги: взяточничество, преступления, борьба с коррупцией
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?