Как мы ездили к беженцам в Святогорск

Печать

Святогорск - курортный городок на берегах Северского Донца с множеством пансионатов, лагерей, баз отдыха и жемчужиной — Святогорской Лаврой. Здесь тихо и спокойно, выстрелы и взрывы доносятся очень редко, до Славянска около 30 км по дороге. Красный Лиман, совсем недавно занятый Нацгвардией, — намного ближе.

Только в глазах у людей, которых встречаешь на улицах, тревога. Большинство из них держат за руку малышей. Беженцы.

Фото: Макс Левин

Они здесь повсюду: на этих самых базах, в пансионатах, на частных квартирах, даже в самой Святогорской Лавре. Отправляясь туда, особых иллюзий относительно общительности временных жителей святой обители, конечно, не питаю, но попытаться все-таки решаю.

– Вы куда? – первый же вопрос у ворот.

– Журналист, пообщаться с беженцами из Славянска.

– Какое издание, Россия?

– Нет, Украина.

Особо не питаю иллюзий по поводу общительности жителей Святогорской Лавры — по неподтвержденной информации, в стенах монастыря еще в самом начале вооруженных захватов городов базировались “боевики”. Еще раз подчеркну, своими глазами этого не видел, фотодоказательств у меня нет. Но по тому, как принимают в Лавре журналистов, становится понятно, откуда дует ветер.

Слово «Украина» тут воспринимается однозначно.

– Вам нужно просить благословения у батюшки, идите прямо, через 100 метров пост №5, спросите там.

На посту №5 меня уже ожидает «конвой» – по рации передали. Монах проводит по территории монастыря к следующему посту.

Диалог повторяется, монах озадаченно звонит батюшке.

Еще раз переспрашивает, из какой я страны, рассматривает удостоверение, докладывает полученную информацию абоненту. Внимательно выслушивает ответ и, в конце-концов, резюмирует:

– Нет у нас тех, кого вы ищете, едьте в Славянск, там и пообщаетесь.

Не пройдя и десятка метров от ворот обители, встречаю двух женщин. Вроде, прихожанки, на головах платки. Таки да, беженцы из Славянска, направляются на обед в Лавру – трапезная угощает.

Алена и Надежда очень взволнованны, рассказывают о зверствах Нацгвардии, жалуются на слабую поддержку Путиным «наших ополченцев». Средств на проживание у них в обрез – выезжали в срочном порядке.

– А пенсии и соцвыплаты платить нам не будут, Яценюк сказал, сама слышала. Вот так и сказал: «Мы этим террористам и их пособникам платить пенсии и зарплаты не будем.

Надежда – та, что постарше – обещает пойти назад в Славянск хоть пешком и под пулями – душа болит за оставленное хозяйство.

Перейдя Северский Донец, попадаю на пляж. Зонтики, подстилки, на отмелях плескается детвора. Почти Крым. « Вежливых людей» только не хватает.

Молодая мама из Краматорска говорит осторожно, но без вражды.

– Пока была стрельба – терпели. Но когда в небе появились СУшки, сгребли детей в охапку и выехали. Страшно стало, а вдруг сейчас бомбардировка начнется. От греха подальше. А бабушка наша осталась, не хочет уезжать, прячется в подвале, когда начинается стрельба.

Еще несколько мам соглашаются пообщаться.

Проблемы у них те же — от государства никакой помощи, эвакуация самостоятельно, проживание и питание за свой счет. Многие не выехали потому, что не имеют средств, а ехать просто некуда. Тем более, местные бизнесмены не погнушались воспользоваться ситуацией и подняли цены на жилье. С продуктами также проблема — их попросту нет, особенно молочного. Цены в магазинах в полтора-два раза выше, чем в Славянске. На прилавках много просроченного товара, машины с продуктами часто не могут проехать блок-посты.

Уже выходя с территории, пляжа встречаю спокойную пару с двумя детьми. Федор и Марина — верующие, евангелисты. Их приютила семья прихожан у себя дома. За жилье платить не нужно.

Фото: Макс Левин

- Но питаемся мы за свой счет. Люди, приютившие нас, и так бедные, как церковные мыши.

В Славянске остался старший сын. Уже взрослый, его насильно уехать не заставишь. Осторожно пытаюсь выяснить отношение к тому, что происходит на Востоке. Поддерживают ли “вооруженных ополченцев”.

В Славянске остался старший сын. Уже взрослый, его насильно уехать не заставишь. Осторожно пытаюсь выяснить отношение к происходящему, поддерживают ли «вооруженных ополченцев».

Федор, чуть подумав, отвечает мудро:

– Мы люди верующие, стараемся не становится на чью-то сторону, придерживаемся нейтралитета. Пусть Господь рассудит. Могу сказать только, как написано в Библии «кто взял в руки меч, тот от меча и погибнет».

***

Пытаюсь найти беженцев на базе отдыха Дубравушка – через пять минут безуспешных поисков меня выдворяет хозяйка: «вон отсюда, кто вас сюда приглашал, журналюги! Приезжают смотреть как на обезьян».

Еще один санаторий, охранник напрочь отказывается идти на контакт

– Беженцев у нас уже нет, начальства нет, ничего не знаю…

Тут же, у проходной, женщина с коляской. Сразу атакует:

– Вы откуда? Какой канал? Украинский? Да я вас ненавижу, хохлов поганых. Вы же, гады все врете, перекручиваете, задушила бы!

– А кто не врет? Российское телевидение?

– Да! У них хоть всю правду увидишь!

– Вы, наверное, уезжать собираетесь в Россию?

– Это мое дело, собираюсь или нет...

***

Отчаявшись, еду на поиски детей, вывезенных из детских домов Славянска и окрестностей.

Охранник “Изумрудного Города”, посовещавшись с директором по телефону, к моему изумлению, приглашает на территорию.

- Вон, видишь, группа детей идет, там корпус, зайдешь - и направо кабинет директора.

Галина Валентиновна встречает усталой, но доброй улыбкой. Проверка связи:

- Вы из какого издания, Украина, Россия?

- Интернет-издание, Киев.

- Ох, Слава Богу. А то у нас тут приезжал российский канал — так я не знала куда себя деть, и как правильно сказать. Мы же боимся детям навредить. Чтобы, не дай Бог, их не коснулись все эти ужасы войны.

Галина Валентиновна рассказывает о насущной проблеме — обеспечении лагеря продуктами. Машины не могут прорваться через блок-посты. А покупать и завозить продукты со стороны Изюма невозможно, потому что тендер на поставку у компании, которая теперь находится в ДНР. Пока запас еды не исчерпался, но ежедневный бой за продукты забирает все силы.

Раздается звонок.

- Проехали?! Ну, Слава Богу, все целы?

Одной проблемой меньше, группу детей удалось вывезти в сторону Одессы.

Галина Валентиновна говорит, что решать проблемы с доставкой продуктов помогают из Министерства образования.

Общение с директором, как бальзам на душу — видимо, у Галины Владимировны день настолько заполнен заботами и общением с детьми, что смотреть телевизор просто не хватает времени. Результат налицо.

Меня командируют вместе с заместителем по воспитательной работе посмотреть на детей.

Подростки веселы и беспечны, малыши (среди них есть эвакуированные из Николаевки под Славянском и из Краматорска) свернувшись клубочками, пытаются заснуть — тихий час.

Некоторые девочки и мальчики тянут руки и влезают в кадр: “Сфотографируйте меня”!

На прощание Галина Валентиновна просит очень осторожно писать о детях — ведь главное, чтобы они и дальше могли спокойно засыпать.

От себя, наверное, субъективно и не по-журналистски хочется добавить: печально видеть, что о жителях Востока Украины забыли все, почти все. К сожалению, они остались один на один с войной. Небольшая же помощь от жителей других регионов Украины может согреть их сердца.

Тэги: фото, беженцы, видео, репортаж, Славянск, вторжение России в Украину
Печать
Читайте в разделе
Пресс-конференция
Выбор читателей
В Росії розформували національну збірну з футболу. Які думки у вас викликає ця неординарна подія?