Столкновение авторских культур из-за Пиховшека

Печать

Оказалось, что автор, вполне компетентный для интернета, не компетентен для доброй старой прессы.

Сергей Лещенко («Украинская правда») вступил в конфликт с Яниной Соколовской (главред газеты «Известия в Украине») из-за заметки Вячеслава Пиховшека (постоянный автор lb.ua). Площадкой для конфликта стал сайт «Телекритика».

Суть конфликта, как может показаться, в том, что материал Пиховшека, в котором упоминается Лещенко, Соколовская опубликовала без правок, а вот ответный материал Лещенко предложила опубликовать с правками. По словам Лещенко, «в этом варианте статьи была полностью исключена критика власти. Соколовская заявила, что целые абзацы были вычеркнуты из моей статьи юридическим отделом с целью обезопасить издание от судебных исков».

И Лещенко сделал вывод о цензуре: «Общеизвестно, что европейский принцип демократии предполагает право на реплику, даже если вы не разделяете принципов, которые исповедует ваш оппонент. Поэтому я просил бы предоставить мне возможность опубликовать на страницах этой же газеты полноценный ответ без какой-либо цензуры».

Естественно, Соколовская отвергла обвинение в цензуре: «Цензура по определению является проявлением власти (не четвертой). Мы же властью не являемся».

Однако суть конфликта вовсе не в том, кто и что и в каком виде опубликовал или должен был опубликовать, чтобы конфликт не возник. Суть – в том, что, в данном случае, мы можем увидеть ясный пример столкновения разных авторских культур.

Пиховшек написал заметку о журналисте Лещенко? Нет. У него вообще заметка о президенте Януковиче. Обращённая к равным президенту Януковичу субъектам.

То есть к тем, кто ныне полагает себя оппозицией, рассчитывающей на победу над пропрезидентскими силами на грядущих парламентских выборах и над действующим президентом – на грядущих президентских.

В общем-то, на заметку Пиховшека стоило отреагировать Ирине Ванниковой, представителю президента Ющенко, или пиар-службе БЮТ, а не человеку, пусть и упомянутому в заметке. Он ведь в тексте был, так сказать, «фигурой речи», не героем публикации.

Весь пафос заметки Пиховшека обращён как раз к тем, кто осуществляет борьбу за власть, по мнению Пиховшека, и недостойно, и вредительски по отношению к Украине. То есть не к журналисту одному или даже всем вместе, а к совершенно конкретным политическим силам, на которые автор указал недвусмысленно.

Тут-то и видно различие авторских культур. Чтобы лучше понять его, необходимо вспомнить другой «цензурный случай», произошедший в июне 2010 года. Тогда активисты журналистского движения «Стоп цензуре!» отправились на встречу с главой Службы безопасности Украины Валерием Хорошковским.

Среди активистов был Мустафа Найем, так же, как Лещенко, автор «Украинской правды». И один из известнейших и отечественных интернет-журналистов.

Найем задал вопрос Хорошковскому об Управления государственной охраны. Повод: заявление журналиста телеканала СТБ о том, что служащий Управления препятствовал его профессиональной деятельности (кстати, на днях Апелляционный суд Киева отказал в возбуждении уголовного дела по факту препятствования). И задал на основании своей уверенности в том, что Управление входит в структуру Службы. Хорошковскому пришлось уточнить: «Управление государственной охраны – это отдельный орган».

Казалось бы – мелочь, но показательно. Журналист, который имеет доступ и возможность задать фактически любой вопрос, проговорить час с главой Службы, и сделать, фактически, то, что обязаны делать политические субъекты, – настолько не подготовлен, что даже не представляет себе, какова структура Службы и за что конкретно ответственен её руководитель.

При этом такой журналист, в принципе, как и любой другой отечественный журналист, особенно интернет-журналист, был бы очень возмущён какими-либо правками своих заметок на тему Службы или чего-нибудь ещё подобного. Тут – не объяснить, что вопрос в некомпетентности.

Однако именно это попыталась объяснить Соколовская, главред «Известий», Лещенко, журналисту «Украинской правды»: «Аргумент Лещенко, что данная информация была в его статьях на «УП» и не вызвала судебных исков, неприемлем в силу разного юридического статуса газеты «УП», которое в отличие от нас не имеет статуса средства массовой информации».

Так вот, в конфликте, спровоцированном заметкой Пиховшека, проявилось различие авторских культур: культуры автора для СМИ оффлайн и культуры автора для СМИ онлайн.

Пиховшек написал свой материал так, что в суд с иском против Пиховшека не пойдёшь, а Лещенко свой материал так написать не смог.

Пиховшек написал свой материал так, что единственное прямое указание на конкретную личность и то «работает» в тексте как фигура речи, а Лещенко написать свой материал так не смог.

Оказалось, что автор, вполне компетентный для интернета, не компетентен для доброй старой прессы в условиях, когда печатные СМИ и интернет СМИ действуют на основе неодинаковых правовых норм.

Тэги: интернет-СМИ, Сергей Лещенко, Вячеслав Пиховшек
Печать
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?