Электронные платежи и права пользователей

Печать

Возможно, вы уже встречали информацию о появлении инициативной группы, которая собралась представлять интересы пользователей электронных платежей. Сразу же, буквально со второго предложения данного текста я считаю нужным дать ответ на неизбежный вопрос "А есть ли смысл во всей этой возне?" Ведь всё схвачено, за всё заплачено. И не нам, сирым и убогим, искать счастье в мире хищников… Ограничусь кратким рассказом об аналогичной и, главное, успешной инициативе на другом рынке.

Осенью 2010 года Национальная Комиссия по Регулированию Связи собралась обсуждать новую редакцию одного из ключевых нормативных актов отрасли — Правил получения и предоставления телекоммуникационных услуг. Узнав об этом, группа добрых граждан, ядро которой составили телеком-журналисты, решила заявить и свою позицию как потребителей подобных услуг. Тем более, что в силу своей работы они прекрасно осведомлены и о проблемах, и о возможных (а также и невозможных) путях их решения. Некоторое представление о проблемах, с которыми сталкиваются абоненты сетей телекоммуникаций, можно составить по вот этим материалам (на сайте косяки с навигацией, поэтому привожу адреса всех частей текстов отдельно):

Новые правила украинского телекома: первая, вторая, третья, четвёртая, пятая части.

Поминутный обсчёт, помегабайтный обвес: анатомия «специальной тарификации». Часть первая, вторая, третья.

Вот так на свет появились Предложения от имени пользователей телекоммуникационных услуг, которые были поданы в НКРС в виде коллективного обращения группы граждан в соответствии с Законом «Про обращения граждан». Основания, на которых была построена наша аргументация, изложена в этой презентации:

Показательно, что предложения были приняты НКРС единогласно без каких-либо замечаний и представители абонентов вошли в рабочую группу, которая занималась подготовкой Правил. Потом два года возни на ковре и под ковром, интриги и противодействие операторских компаний и их лоббистов в самой НКРС. По ходу пьесы сменились аж три состава Комиссии. Тем не менее некоторые из этих предложений таки доплыли до финальной редакции, которая была введена в действие распоряжением Кабмина летом этого года. Достигнутые результаты зафиксированы в этом обзоре.

Именно поэтому у меня нет внутреннего сопротивления и ощущения бессмысленности борьбы. Во-первых, нашей задачей мы считаем не столько внесение изменений в конкретный законопроект №10656, сколько развитие в целом темы прав потребителей услуг электронных платежей. В частности, мы считает очень важным добиться появления специального нормативного документа наподобие Типовых правил работы систем электронных платежей. Во-вторых, нас интересует полноценное развитие конкретно систем электронных денежных средств (они же «электронные деньги») как одно из наиболее перспективных и ценных направлений. В идеале мы хотим добиться отдельного Закона об электронных платежах.

На сегодняшний день в общем виде сформулирована наша позиция по вопросам защиты пользователей электронных платежей. Кроме того, есть поправки к законопроекту №10656. Скажу несколько слов и о нём.

Для меня очевидно, что документ мастерили несколько групп, каждая со своими интересами и целями. Итоговый результат можно охарактеризовать как сырой и неудобочитаемый. В качестве примера разберём некоторые нормы касательно электронных платёжных средств, которые содержатся в законопроекте.

В действующей редакции Закона фигурируют всего два вида платёжных инструментов: традиционные бумажные платёжные поручения и специальные платёжные средства. Этим термином обозначили, в первую очередь, банковские платёжные карточки. Законопроект №10656 вместо «специальных» платёжных инструментов определяет «электронные», к которым отнесены те же карточки, мобильные платёжные инструменты и т.п.

ґ) пункт 1.14 викласти в такій редакції:

“1.14) електронний платіжний засіб – платіжний інструмент, який надає його держателю можливість за допомогою платіжного пристрою отримати інформацію про належні держателю кошти та ініціювати їх переказ”;

Как видим, видовым признаком электронных платёжных средств указана необходимость в платёжных устройствах для их использования. При этом само платёжное устройство толкуется максимально широко:

“1.32) платіжний пристрій – технічний пристрій (банківський автомат, платіжний термінал, програмно-технічний комплекс самообслуговування тощо), який дає змогу користувачеві здійснити операції з ініціювання переказу коштів, а також виконати інші операції згідно з функціональними можливостями цього пристрою;

Мало того, далее по тексту возникает ещё одна новая сущность — «электронные переводы». Что это за птица и с чем её едят, авторы законопроекта не раскрывают, указывают лишь, что существуют они в электронной форме и предполагают наличие электронной подписи. А уже через несколько абзацев попадают в ловушку:

14.4. Платіжна організація відповідної платіжної системи визначає вид електронного платіжного засобу (крім мобільного платіжного інструменту, реалізованого на програмній основі), що емітується банком, тип його носія ідентифікаційних даних (магнітна смуга, мікросхема тощо), реквізити, що наносяться на нього в графічному вигляді.

Но что делать, если это электронное платёжное средство действительно существует исключительно в электронном, т.е. цифровом виде? Или материальном, но настолько миниатюрном, что лепить реквизиты попросту некуда? Понятно, что разработчики законопроекта под электронными средствами по-прежнему понимают всё те же пластиковые карточки. Однако технологии развиваются куда быстрее чьей-то фантазии. Было бы куда логичнее указать видовыми признаками электронных платёжных средств нечто иное: возможность дистанционного осуществления платежей или использование именно информационно-коммуникационных технологий.

Зачем выделены в отдельный вид мобильные платёжные устройства, мне так и не удалось понять. Они упоминаются буквально пару раз.

Далее. Идея стимулировать безналичные расчёты населения сама по себе хороша. Слов нет — пользоваться карточкой и удобно, и безопасно. Увы, Нацбанк не ограничился этим и желает развязать себе руки для подавления наличных расчётов. Не буду сейчас обсуждать для чего именно государство хочет вытащить долларовые и прочие наличные «заначки» у населения, остановлюсь на других рисках — криминальных. Отечественная система «правоохранительных услуг» давно уже превратилась в реальную и системную угрозу для имущества, здоровья и даже жизни граждан. Перевод расчётов населения в безналичную форму приведёт к появлению в относительно свободном доступе информации обо всех более-менее крупных расходах и доходах граждан. В дееспособность государственных органов, призванных защищать персональную информацию граждан я не верю. Категорически и однозначно.

Очень много проблем законопроект несёт системам электронных денежных средств, также известных как электронные деньги. Вместо того, чтобы адекватным образом регулировать правоотношения между его участниками, данный законопроект окончательно загонит его в «тень», в долларовые и рублёвые расчёты и каналы обращения, завязанные на компании-нерезиденты. Для меня показательно, что от европейской концепции регулирования ЭДС, вполне либеральной, авторы законопроекта взяли только некоторые определения, то есть форму. А вот содержание дали ей своё, в духе «держать и не пущать». Так что получаем и не европейскую модель, и не российскую, а очередного доморощенного мутанта. Очень повеселила меня норма из п. 14.19

Суб’єкти господарювання зобов’язані забезпечувати можливість здійснення держателями електронних платіжних засобів розрахунків за продані товари (надані послуги) з використанням електронних платіжних засобів не менше трьох платіжних систем, однією з яких є багатоемітентна платіжна система, платіжною організацією якої є резидент України.

Написали бы прямо: "однією з яких є НСМЕП".

Итого. Чтобы сфера электронных платежей развивались под влиянием и в интересах не одних только операторов подобных систем, нужны внимание и дружеская помощь людей, сведущих в этой сфере. «В этой» означает и банковское дело в целом, и электронные платежи. От имени участников инициативной группы я приглашаю всех читателей LB.ua присоединяться к нашему делу. Высказывайте своё мнение по сути подготовленных предложений, предлагайте свои поправки. Через неделю понадобятся «живые» подписи под финальной версией предложений. Понятно, что они не будут абсолютно совершенны. Ну и что? Лучшее — враг хорошего. А в сентябре будет возможность осуществить пару задумок, аналога которым ещё не было.

Кстати, какие объединения именно потребителей финансовых услуг вам знакомы?

Тэги: права потребителей, платежи, электронное правительство, электронный документооборот
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей
Партія Медведчука заявила, що її лідера хочуть убити нардепи Сергій Висоцький, Микола Княжицький та Андрій Левус. Кого, на вашу думку, явно бракує в цьому “списку жорстоких кілерів”?