Почему я голосовал «против»

Печать

31 августа мы определяли дальнейшую судьбу Украины.

Каждый, кто хотя бы немного следит за последними событиями в стране, заметил одну тенденцию. И народным депутатам, и общественности упорно и навязчиво, внушают мысль о необходимости предлагаемых изменений Конституции.

Фото: https://www.facebook.com/iryna.gerashchenko
Во-первых, настораживает круг лиц, которые бьют себя в грудь и кричат с экранов телевидения, печатных и интернет-ресурсов «поверь, украинский народ, это просто необходимо». Ок. Спросим, для начала, самих себя – можно ли верить этим людям? Стоит ли верить словам тех, кто обещал 1000 гривен в день военнослужащим? Премии за подбитую технику? Закончить АТО в считанные часы? Доллар по 10 гривен? Наказать убийц Небесной Сотни? Наказать виновных в Иловайской трагедии? Людям, которые клялись провести реформы, бороться с коррупцией...

…Теперь они убеждают народ, что Украина не поддастся внешнему давлению, что террористы не будут диктовать нам, что указать в Конституции.

Давайте вспомним, что стало фундаментом первых Минских соглашений?

Иловайский котел, забравший жизни сотни патриотов, в итоге послужил предлогом для проведения переговоров с террористами!

Это циничное, подлое преступление создало предлог для руководства страны, вместо освобождения своей земли, для проведения переговоров с террористами!

Вспомним, 29 августа, происходит расстрел батальона «Донбасс» и других подразделений ВСУ, выходящих по «зеленому коридору» из Иловайска. До сих пор главным вопросом остается – почему не было реакции на ввод российских войск? Почему из всех решений, которые возможны были на тот момент (отойти, укрепиться в Иловайске, подвести резервы), было принято решение выходить на гражданских машинах прямо на закопанные танки российских войск?

Но наиболее важен вопрос, который, кстати, ставится и военной прокуратурой - почему не было команды выходить не на юг, а на север, где не было российских войск, где было практически такое же расстояние до наших войск, и где стояли только сепаратисты? Выводы я предоставляю сделать каждому, читающему эти строки, самостоятельно.

Но не забывайте, что именно после Иловайска были заключены первые Минские соглашения.

Следующим шагом, 24 сентября, по следам Иловайска, предыдущим составом Верховной Рады был принят закон об амнистии, который, до сих пор, не подписан. Невольно закрадывается мысль – умышленно? Для того, что бы террористы и российские наемники могли подпасть под амнистию за преступления, совершенные и совершаемые сегодня и в будущем, вплоть до вступления в силу этого закона?

Вспомним еще…

Строительство оборонительных сооружений, анонсированное и рекламированное в сентябре, в октябре, в ноябре, в декабре, в январе… Однако, в феврале, было выявлено, что бравурные отчеты по строительству оборонительных сооружений оказались ложью. Отдельные направления, до последнего дня, были не защищены оборонительными сооружениями, создавая ряд дыр в нашей обороне, на которые неоднократно указывалось Генштабу.

Вспомним Донецкий аэропорт, унизительные проверки на блокпостах, утверждение власти, что аэропорт оставлен не будет, российские генералы, входящие в наблюдательную группу, примеры героизма и мужества украинских солдат… и поражение, которое потрясло всю страну.

Вспомним Дебальцево. В котором, кстати, работал наблюдательный центр, в т.ч. совместно с российскими генералами.

Дебальцево было оставлено под громкие заявления о том, что оно не имеет никакого стратегического значения, превращено в «лунный пейзаж», хотя железнодорожное сообщение было восстановлено оккупантами в кратчайшие сроки.

Аналогичная попытка навязать мнение о «незначимости» Широкино.

Власть опять показала, что она лукавит с обществом. Заявление о готовящемся наступлении боевиков и одновременном выводе добровольческих батальонов, заявление о том, что демилитаризации не будет, и одновременно информация из французского МИДа о том, что она намечается.

Параллельно со всеми этими событиями, идет массированная кампания по дискредитации добровольческих батальонов. Ну и, под занавес, постоянные инфовбросы о «бедных жителях Донбасса, которые нуждаются в нашей помощи».

Зачем я вынуждаю вас вспомнить эти трагические страницы российско-украинской войны?

Все просто.

Сегодняшние изменения в Конституцию надо рассматривать исключительно в комплексе с другими шагами, которые были сделаны и делаются на основе Минских соглашений.

И тогда, как по дорожке из крошек, как в сказке «Пряничный домик», мы можем определить, что будет завтра, что послезавтра, и куда вообще идет страна.

Нас убеждают, что это необходимое для страны и внутригосударственное решение. Что президент не поддается внешнему давлению – ни террористов, ни России, ни Запада.

Так ли это? Касательно первых двух – достаточно вспомнить вышесказанное и ознакомиться с теми же изменениями в основной закон.

Если говорить о третьем… Нужно четко понимать, что Запад - это не добрый дядюшка. И, пока что, даже не партнер на равных условиях. Запад может быть партнером только в случае, если ему будет выгодно с нами торговать. Или мы будем мощным военным союзником.

Однако, в данный момент, действия Запада показывают, что он устал от Украины. Что он не хочет жертвовать своими выгодами от торговли с Россией. Что давать кредиты и покрывать воровство внутри Украины все более и более накладно. Запад готов с этим мириться, в случае, если проблема Украины будет снята. Поэтому, Запад хочет, чтобы мы сами взвалили на себя оккупированную часть Донбасса. И нужно понимать, что сдача тех или иных территорий, частицы нашего суверенитета - это обязательная плата за возможность и дальше продолжать поддерживать функционирование коррупционной системы в Украине, продолжать врать и грабить собственную страну.

И вот, в условиях, когда у западных партнеров все больше возникает вопросов – «где же обещанные реформы?», «где борьба с коррупцией?», «почему в украинском обществе вырастает недоверие властью?», этот/эти «кое-кто» готовы уплатить такую цену.

В виде мины замедленного действия, в виде боевиков, которые будут беспрепятственно передвигаться по нашей территории, в виде террористов в местных советах и, возможно, в Верховной Раде,

Конечно, можно возразить, что нам помогают санкциями против агрессора. Но, давайте будем откровенны, санкции не наносили какого-либо существенного вреда российской экономике, существенного настолько, чтобы сделать войну невыгодной. Разве что удлиняли возможность кредитования для российских банков. Например, запрещено кредитоваться ВТБ - перекредитуется российский Сбербанк и т.п… Наибольшие потери российский бюджет понес из-за пересмотра цен на нефть.

Но! Это никаким образом не было связано с наличием или отсутствием санкций.

Нужно это понять, усвоить, и сделать аксиомой. Это наша проблема. И справиться с ней мы должны сами. Только тогда Украина сможет вести самостоятельную, равную, с выгодой для своего народа, политическую игру.

Иначе… Давайте просто посмотрим на последствия, к которым может привести принятие изменений в Конституцию в нынешней редакции.

Нам предлагают внести в Конституцию ссылки на Закон, принятый под давлением террористов, нам предлагают подыграть России, дать ей возможность, уйти из-под ответственности, дать ей возможность из позиции стороны, превратиться в позицию арбитра, а потом - в позицию наблюдателя.

Параллельно закладывается почва для узурпации, для контроля президентскими префектами всего и вся, для возможности прекращения решений местных советов, всех, кроме тех, которые будут действовать на оккупированной территории Донбасса, потому что по Минским соглашениям это запрещено.

Нет никаких гарантий, что выборы на Донбассе среди боевиков, их легитимация будет только после того, когда будет восстановлен контроль над границей. И там будет украинская власть. Наоборот, Минскими соглашениями предусмотрена совсем другая последовательность. До сих пор Россия не выполнила ни одного пункта Минских соглашений. Россия неоднократно заявляла вместе с террористами, что они собираются захватить территорию Донбасса, Россия отобрала Крым.

Почему, если до этого, они нас все время обманывали, нужно верить им сейчас?

И почему мы считаем, что гарантия Западных стран, чего-то стоит? Ведь они уже дали нам гарантию в 1994 году, когда мы отказывались от ядерного оружия. Если сторонники Порошенко утверждают, что это была фикция, то почему, если они уже раз обманули 20 лет назад, мы должны верить им сейчас?

Что у нас останется в сухом остатке?

Получив изменения в Конституцию, боевики, которые помогли России оккупировать нашу землю, будут иметь юридический статус. Они смогут свободно передвигаться по территории Украины, совершать преступления, и прятаться от правосудия на той территории, где украинская власть только формально.

Они смогут совершать террористические акты, они будут работать со своими пособниками в других областях.

Тем более другие области могут закономерно спросить – почему Донбассу дается особый статус, а почему не дается нам?

Если двигаться путем предложенных изменений Конституции, мы перенесем эту заразу на другие территории. Вы живете в Днепропетровске, во Львове, в Николаеве, в Киеве, будете жить также, как в Донецке, если дадим возможность оккупанту стать стороной «как бы, мы не причем».

Ведь в данном случае, мы сами создадим юридическую возможность для того, что бы Россия ушла от ответственности!

Россия должна быть осуждена, как страна агрессор, на нее мировым сообществом должна быть возложена обязанность отстроить территории, которые она оккупировала. Возместить ущерб. Понести справедливое наказание.

Вместо этого президенту России оставляется лазейка, чтобы избежать ответственности.

И стоит ли, всерьез воспринимать слова о том, что «Путин против изменений в Конституцию и поэтому все, кто против, поддерживают Путина»? Тогда следующий логичный вопрос - почему же в таком трогательном единении «Оппозиционный блок» проголосовал вместе с другими партиями коалиции во время предыдущего голосования за Конституцию. Почему за это проголосовал Левочкин, Бойко и Королевская? Почему они проголосовали за это 31 августа?

Моя позиция ясна. Изменения в Конституцию невозможны при военном положении. Де-факто у нас идет война, о чем постоянно заявляется с высоких трибун.

Я не хочу, чтобы Россия, которая оккупировала нашу территорию, посредством внесения изменений в Конституцию, заставила украинцев содержать террористов и пособников. Чтобы те, кто убивал наших граждан, ушли от ответственности. К тому же стали уважаемыми людьми. Чтобы они могли свободно и без страха передвигаться на территории нашего государства, беспрепятственно пропагандируя сепаратизм и «русский мир».

Я не хочу, чтобы таким путем Россия обескровливала нас. Чтобы у нас были меньше зарплаты, меньше пенсии, экономический хаос на нашей территории.

Не хочу, чтобы тех, кто защищал родину – считали дураками, потому что они все равно ничего не добились.

Будем искренни хотя бы перед собой… Многие из нас халатно выполняли свои обязанности граждан.

Мы не голосовали на выборах.

Мы говорили о том, что другие еще хуже, а «этот хоть бы уже наворовался».

Говорили о том, что Конституция это просто бумажка… даже, после смерти Небесной Сотни и хлопцев из Небесных Батальонов, которые погибали за право жить по этим «бумажкам».

Конституция - это слова, начертанные кровью, за которые было заплачено через двадцать с лишним лет после принятия независимости, поэтому если в этих, политых кровью страницах, написано, что право на изменение в Конституцию должен давать народ, а не террористы, не Путин, не алчность зажравшейся от безнаказанности верхушки, то это нужно понимать буквально.

А иначе… не надо было и начинать.

Тэги: Верховная Рада, Конституция, голосование, конституционная реформа, децентрализация
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
Чим для вас є військовий парад на Хрещатику на День Незалежності?