​Порошенко, Фирташ, Кличко: точки над «і»

Печать

Полтора года прошло с тех пор, как Петр Порошенко и Виталий Кличко заключили политический союз. Его результатом стало избрание Петра Алексеевича Президентом Украины уже в первом туре, Виталия Владимировича – мэром столицы.

Договорились, что интересно, не с первого раза – окончательно ударили по рукам только в Вене. По словам Петра Порошенко, ездили туда, чтобы поздравить с днем рождения брата Виталия Владимира, заодно – пользуясь случаем – побеседовать в спокойной обстановке, обсудить мельчайшие детали кооперации. Ну, а Фирташа встретили по чистой случайности, да и то на пять минут (о Левочкине Порошенко не упоминает вовсе).

У Дмитрия Васильевича, разумеется, своя версия. Дескать, визитеры приезжали специально к нему, а сами переговоры затянулись на двадцать с чем-то часов. Такое заявление Фирташ сделал 30 апреля 2015-го года в венском суде. Детали уточнять – сославшись на устную договоренность собеседников о конфиденциальности – отказался.

Президент Порошенко высказывания Фирташа тогда оставил без внимания. Кличко – прокомментировал; но прокомментировал так, что лучше бы он молчал (кто погуглит – поймет). Источники на Банковой докладывали: Петр Алексеевич на Дмитрия Васильевича теперь очень зол. Очень. Настолько, что в персональной войне Арсения Яценюка с Дмитрием Фирташем у премьер-министра скоро может появиться мощный союзник.

Фото: dyvys.in

LB.ua счел тему «важной и актуальной». Учитывая, что «деолигархизация» - главный сегодня внутриполитический тренд, так тем более. Почему Порошенко и Кличко не могли договориться в Киеве? Так ли «случайно» встретили Фирташа и, прости Господи, Левочкина в Вене? Почему Дмитрий Васильевич и Сергей Владимирович сейчас нагоняют туману вокруг того рандеву (хотя подобные «недомолвки» им, разумеется, выгодны)? О чем конкретно тогда условились стороны, на какой срок? Распространяются ли договоренности на осенние местные выборы или исчерпываются прошлогодними парламентскими?

Задаваться этими вопросами я начала не с 30-го апреля, гораздо раньше. Первой из журналистов написав – год тому – о венской встрече, перманентно донимала ими Петра Алексеевича и Виталия Владимировича. Осенью, в ходе записи нашего с ним интервью, еще и Дмитрия Васильевича. Ясно, синхронно с процессом над Фирташем, соответствующие активности умножились. На протяжении весны, дожидаясь Президента после того или иного публичного мероприятия, LB.ua неизменно гнул свое: «так что там, все-таки, с Фирташем»? В какой-то момент это уже стало походить на заезженную пластинку. Но не потому, что я такая уж зануда, а потому что внятный ответ от первого лица все не складывался.

Когда на пятое июня назначили большую пресс-конференцию Порошенко, а LB.ua на нее аккредитовался, думаю, даже последний дворник в АП с одного раз мог бы угадать, что же я спрошу у Петра Алексеевича. Так что неудивительно, что «нужная» бумага отыскалась у него под рукой.

Но это – лирика. А теперь – по сути.

***

Итак, Президент Порошенко признал, что у них с Виталием Кличко наличествовал тайный политический договор. Первая его часть – публичная – была оглашена на съезде двух партий («Удар» и «Солидарность») 29 марта минувшего года. Вторая, собственно – конфиденциальная, до сегодня оставалась «за скобками». Ее обнародование – «жест доброй воли» Порошенко. Хотела, было, спросить, как сей жест воспримет Кличко, давал ли он – как сторона-подписант – свое добро на это, да, увы, формат пресс-конференции не позволял вдаваться в детали.

Фото: Макс Требухов

О деталях самого документа мы еще поговорим, сейчас хочу отметить следующее. «Засветив» конфиденциальный договор с Кличко, Порошенко де-факто признал, что тайные союзы в украинской политике по-прежнему и сильнее, и важнее открытых, честных договоренностей.

Чем это, спрашивается, отличается от «ширки» Януковича и Тимошенко образца 2009-го? То есть, по сути, конечно, отличается, но по форме – нет. Особенно, учитывая то, что договор Порошенко-Кличко предусматривает (пункт 1.2.) «распределение Сторон во власти как 50 на 50» (минус то, что уходит «третьей стороне», читай: союзникам по коалиции).

Дежа вю, правда?

Кстати, эти «50 на 50» - интереснейшая деталь. Ведь на съезде по выдвижению кандидатов в нардепы от БПП выяснилось: квоты разделили 70 на 30. 70 – президентским, 30 – кличковцам. И это – по спискам. По мажоритарке «ударовцам» досталось и того меньше.

Получается: из равноценного партнера порошенковской «Солидарности», кличковский «Удар» «незаметно» превратился в партнера младшего.

Какое-то время «ударовцы» роптали. Недавно даже грозились участвовать в октябрьских выборах самостоятельно. Однако, сие не больше, чем угрозы. Поскольку договор Порошенко-Кличко предписывает:

  • формула 50 на 50 соблюдается не только относительно мэрских и местных (мая 2014), парламентских (октября 2014), но и местных (октября 2015-го) выборов.

Рубрика: «и вместе невозможно, и врозь – никак» (не исключаю, один из мини-мотивов обнародования договора – усмирить особо буйных товарищей из числа старых «ударовцев», жаждущих возрождения партийной автономии);

  • партия слишком ослаблена для того, чтобы предпринять самостоятельное плавание;
  • действующая власть однозначно должна поддерживать на киевских выборах того, кто победит. Иных кандидатов, кроме Виталия Кличко (несмотря на все его минусы), у нее нет.

Фото: facebook.com/merkieva

***

Еще одно подтверждение «младшести» «Удара» во взаимоотношениях с «Солидарностью» - пункт договора №4.3. Оным предусмотрено: если премьер-министра предлагает «сторона 1» («Солидарность»), то первого «вице» - «Сторона 2» («Удар»). Как известно, должность первого вице-премьер-министра в нынешнем Кабмине отсутствует. Нет ее. А те три «обычных» вице, что наличествуют (Вощевский, Кириленко и Зубко), к «Удару» не имеют никакого отношения.

Относительно предложений по кандидатурам глав областных и районных администраций, у «Удара» тут – сообразно представленному документу – тоже «право первой ночи». Реализовать которое он то ли не сумел, то ли не смог.

***

Петр Порошенко, настаивает: соглашение заключалось между ним и Кличко. Мол, Фирташ и Левочкин к нему отношения не имеют. Действительно, их подписей под четырехстраничным соглашением нет. Хотя это вовсе не значит, что они к нему непричастны. По идее, в аналогичной «причастности» можно заподозрить кого угодно. Вот, совершенно кого-угодно. От Юлии Тимошенко до беглого Виктора Януковича. Данная конкретная бумага лишена датировки, какой-либо другой конкретизации. При большом желании, ее запросто можно «состряпать» на любом компьютере за несколько часов. С подписями включительно. Вопрос лишь в том, кому лично вы сейчас верите больше: Президенту или Фирташу, Левочкину или Кличко?

Вообще подобные «понятийки» не имеют совершенно никакой юридической силы. Отсюда - логичное: зачем их вообще подписывать? Потому что партнеры уже на старте друг-другу не доверяют? Хотят "доказать" что-то собственным политсилам? Другое?

Вывод очевиден: пока украинская политика зиждется не на открытом диалоге, а на подковерных соглашениях, толку не будет. Даже если рано или поздно стороны добровольно обнародуют условия «полюбовной дружбы».

Тэги: Виталий Кличко, Дмитрий Фирташ, Сергей Левочкин, Петр Порошенко, партия "УДАР", Блок Петра Порошенко
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе
Анонс

Выбор читателей
Путін відпустив Надію Савченко до України. Чию заслугу в цій події ви вважаєте найбільшою?