Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен

Печать

История с «белым конвоем» - это точно некий замысел. И замысел, точно, недобрый. Уж так преуспели соседи в информационных и политических извращениях, что любое их действие или намерение мир трактует сразу противоположно.

Фото: EPA/UPG

«…Иногда тактика заменяет стратегию, а маневры превращаются в самоцель…», - примерно так писал о политике российского МИДа российский же публицист и дипломат, умница Александр Бовин.

История с «белым конвоем» - это точно некий замысел. И замысел, точно, недобрый. Уж так преуспели соседи в информационных и политических извращениях, что любое их действие или намерение мир трактует сразу противоположно.

Пока разведки, политики и аналитики бьются над загадкой: «в чем подвох?», «что выпадет из этого «троянского коня?», - рискну сделать предположение.

Конвой – это, как бы, ракета с разделяющимися боеголовками. Как целей, так и бонусов возможно большое количество.

Уже понятно, что вспарывание покрышек, простукивание стен белых КАМАЗов, равно, как и отрывание каблуков у их водителей ничего не даст.

Два слова о характере самого действия названного Путиным «гуманитарным конвоем» (оксюморон по типу «суверенной демократии» - как у Пелевина, порознь вроде хорошие слова, а вместе «х…ня получается»). По характеру это действие идентично конфликту, внутри которого оно совершается. Конфликту, созданному специалистами по информационным технологиям. Все тот же Пелевин маркирует этот вид деятельности так: «создание реальности». Базовый тезис создателей реальности – «в войне побеждает не тот, кто победил на поле боя, но тот, кто добился победы в головах» (Сунь-Цзы, «Искусство войны»). Поэтому результатами боев становятся не трофеи, потери, города, а снятый сюжет, картинка. В этой «реальности» PRщики возглавляют правительства, руководят военными операциями, но главный функционал все равно создание картинки. Картинка в свою очередь помогает заказчику управлять.

Возвращаясь к замыслу с конвоем: правы те, кто говорит о попытке нейтрализовать информационный эффект от сбитого малазийского Боинга, равно как и те, кто вспомнил блестящую аналогию с алькаидовской «Флотилией свободы». Равно как и те, кто усматривает в конвое глобального разведчика и арт-корректировщика. Да еще и такая трехкилометровая неприкасаемая мобильная помеха для маневров украинских войск. Варианты можно перечислять и дальше.

Разделяющиеся боеголовки, а цели большие и маленькие. И, конечно, много белого, как свежевыкрашенные КАМАЗы, шума. И, конечно, мини-сериал. Типовые сюжеты ближайших дней: «хунта препятствует гуманитарной миссии России на фоне гуманитарной катастрофы в Луганске».

Не менее интересно, что (или кого) ВЫВЕЗУТ из Украины в 268 белых КАМАЗах. Не об этом ли «подмигивают» украинские дипломаты растерявшимся от резкого изменения на Банковой уровня тревоги по поводу конвоя с «оранжевого» на «мятный», руководителям ЕС. «Похоже, у Украины возникла коммуникация с Россией», - осторожно предполагают европейские политики. То есть, как бы, они понимали, что их «разводят», но не понимали «на что»?

Судя по комментариям Яценюка и Авакова, в правительстве не очень понимают не только замысел Путина, но и умысел АПУ.

Кстати, интересно, в чем замысел Президента Порошенко по отношению к гуманитарному конвою? Интересно, в том числе мне. Как гражданину.

Тэги: Россия, вторжение России в Украину
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей