Как «Лобстер» оказался не в том месте не в то время

Печать

«Тварь ли я дрожащая или право имею?»

Летом в каждом курортном посёлке вдоль морского побережья Украины организовывают полукустарный сезонный кинотеатр, где отдыхающим предлагают за 10-15 гривен посмотреть кино, проецируя изображение прямо с ноутбука. Многие киевские кафе круглый год устраивают вечерние кинопросмотры, а общественные пространства предлагают отдельные комнаты как кинозалы. То есть, неправомерные с точки зрения закона кинопоказы происходят в Украине постоянно, но не каждый фильм способен привлечь к этой теме внимание общественности.

Кадр из фильма Лобстер
Кадр из фильма Лобстер

«Лобстер» смог. Во-первых, потому что это относительно новая картина. Во-вторых, это удачное (стоит вспомнить Канны) фестивальное кино хотели посмотреть многие, а успели — не все (картина вышла, мягко говоря, не во всех кинотеатрах). Поэтому закономерно, что когда ресторан с тысячами подписчиков в Фейсбуке приглашает своих гостей посмотреть «Лобстера», это нравится не всем.

Претензии, конечно, ясны — в Украине есть компания, приложившая усилия, чтобы показать зрителям тот же фильм и при этом соблюсти процедуру предусмотренную законом. Процедура эта, учитывая множество способов распространения контента, сегодня может казаться архаичной и даже неуместной, но она обязательна.

Любой энтузиаст, желающий сеять в своём заведении светлое доброе вечное кино, должен пройти те же (круги ада) этапы, что и кинотеатр:

1. Установить собственника авторских прав и (или) дистрибьютора фильма в Украине;

2. Договориться с дистрибьютором о возможности и условиях показа фильма в киноклубе;

3. Заключить лицензионное соглашение.

Иногда в Украине дистрибьютора не оказывается. Это не означает, что можно ни с кем не договариваться, а означает лишь то, что искать и договариваться придётся за рубежом (авторское право действует по всему миру).

Сегодня такая процедура относится практически к любому кино, ведь даже весьма старые ленты всё ещё находятся под охраной — в течение 70 лет после смерти автора или последнего из них. То есть, с точки зрения закона, неважно, показываете Вы «Лобстера», или «Жил был пёс» — без разрешения это делать одинаково нельзя. Другое дело, что с экономической точки зрения правообладателю просто невыгодно выявлять и пресекать каждый случай нарушения прав на «Жил был пёс».

Стоимость лицензии на показ кино может варьироваться в зависимости от картины, контрагента и цели, с которой такой контрагент планирует показать кино. С целью культурного обмена стоимость лицензии на показ условных «Похитителей велосипедов» может оказаться бесплатной, но о том, чтобы такие условия применялись «оптом» и к новинкам, речи быть не может. С другой стороны, стоимость лицензии обычно мало волнует рестораны и другие заведения — вопрос проведения переговоров с правообладателем обычно не рассматривается как таковой. Кино слишком просто показать, не утруждая себя формальностями.

«Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя супруги»

Как правило, организаторы кино-вечеров в ресторанах и других неспециализированных заведениях утверждают, что для снятия с них какой-либо ответственности (не только материальной) достаточно того, что они не зарабатывают на показах (а точнее — не берут плату за просмотр). Это не так. Подобное утверждение было бы верным, будь кинопросмотр организован в домашних условиях в кругу семьи, а само кино — предварительно правомерно опубликовано. В противном случае закон настаивает на получении согласия правообладателя.

Кстати, отсутствие платы за просмотр фильма в ресторане (коворкинге) не означает, что кинопоказ не преследует коммерческих целей. За счёт небольшой пиар-компании в соцсетях и показа редкого кино элементарно растёт узнаваемость бренда ресторана и лояльность его гостей. Более того, в нашем обществе скандалы, подобные дискуссии вокруг «Лобстера», так или иначе тоже работают на бренд ресторана, а некоторые менеджеры сознательно используют подобные ситуации как направление маркетинга. Таким парадоксальным образом bad faith (недобросовестное) поведение способно положительно повлиять на гудвил брэнда. Но мы отвлеклись.

«По ком звонит колокол»

За нарушение авторских прав в Украине предусмотрена как уголовная (от штрафа до лишения свободы), так и административная ответственность (штраф от 170 до 340 гривен). Привлечение к уголовной ответственности за неправомерный показ кино в ресторане или киноклубе очень маловероятно, поскольку для этого придётся доказать факт причинения правообладателю значительного материального ущерба. В рассматриваемой ситуации подобный ущерб просто не будет причинён.

Что касается административной ответственности, то она обычно также не наступает в виду сложности выявления каждого отдельного просмотра. Закон говорит об ответственности именно за умышленное нарушение прав интеллектуальной собственности, а вопрос умысла – не из лёгких.

Но у правообладателя всегда есть возможность не полагаться на государство и подать в суд на организатора кинопросмотра (гости, вполне возможно, случайно оказавшиеся в кафе во время показа, не отвечают за нарушение). В суде необязательно будет доказывать причинение убытков в определённом размере, а можно будет просить астрономическую компенсацию до 50 000 минимальных зарплат. На самом же деле в нашем случае фактическая компенсация будет настолько меньше максимальной, что может не покрыть временные и материальные расходы истца на судебное разбирательство.

В результате правообладатель, доказавший факт нарушения, имеет все шансы выиграть в суде, а именно: факт нарушения будет признан судом, который запретит ответчику в дальнейшем показывать упомянутое кино и присудит победителю определённую (но не слишком большую) компенсацию за счёт проигравшего. Считать ли это победой над нарушением авторских прав? Каждый ответит по-своему.

Проблема пренебрежения авторскими правами в Украине изучается далеко за пределами страны. Украина стабильно в топе мировых пиратов, но не из-за показов кино в коворкингах, а главным образом из-за нелегально распространённого программного обеспечения, в том числе, на компьютерах государственных органов. О причинах (как и о способах решения) этой проблемы написаны многие сотни профессиональных статей, но все они так или иначе сводятся к одному – в современных украинских реалиях закон об авторском праве слишком легко нарушить и чересчур неудобно соблюсти.

Чтобы ощутить перемены к лучшему, желательно изменить не только отношение общества к пиратскому контенту, но и способы легального распространения этого контента. Вопрос о том, когда мы ощутим эти перемены, открыт. Возможно, когда лобстер на горе свистнет.

Тэги: кино, фильмы
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?