Евросоюз от «совка» не излечит

Печать

В канун Нового Года автору случилось как бы преодолеть временной портал. Машину времени по случаю не прикупил. Просто так случилось, что за короткое время, вылетев из Киева, удалось побывать в Вене и Братиславе.

Это родина!

Вызвал такси на 3.45. Шашечек тут отродясь не водилось, так что пришла СМС-ка – номер, имя водилы, марка и цвет. Подъезд, как обычно, перепутали, заехали с противоположной стороны дома.

Потом водила возмущался – с вашими подъездами разбираться тут, время терять. Хотя на подъезде чётко написан номер. Машина – ГАЗ 24. Пока с серьёзным чемоданом в ледяном жёлобе сумел умоститься в машину, прошло минут 5.

Авто работает на чистом скипидаре – пищит, стучит, скрипит, дрыгает, прыгает. Но это ещё не всё. Водитель доверительно сообщает – переделал машину на газ, но газ кончился, надо заправиться бензином.

Но на бензине ещё не регулировал. Пока ничего не понял, но уже напрягся. Заехали на заправку, залили 10 литров и начали пытаться завести. Не заводится – дёргается, подпрыгивает, но не фурычит.

Аккумулятор сдыхает. На счастье, кое-как, из последних сил завелась. Водитель открыл капот, подкрутит что-то, сядет за руль, дёрнется – и снова под капот. Так минут 20. Тронулись, но ездой это пока назвать нельзя.

Дёргаемся, водитель ищет сочувствия – мол не успел отрегулировать, а она, зараза, никак не хочет стабильно работать. Но в конце концов кое-как доехали. Не привыкать, в конце концов, и не такое видали.

Иду спокойно на регистрацию, ещё успеваю. Однако при моём махровом разгильдяйстве просто так, спокойно улететь не получается. Мой рейс, оказывается, был… вчера.

Но если заплачу 1 500 грн штрафа, вопрос можно уладить. В кассе авиакомпании тут же вопрос утрясается. Но штраф надо заплатить в родной валюте. Иду менять, закрыто. Иду в кассу – говорит, там, в конце зала ещё один пункт.

Подхожу - не закрыто, но пусто. Минут 10 стою. Выползает откуда – то заспанная, нечёсанная девица с разноцветными волосами. Поменял, взял, прошёл таможню и паспорт, иду в зал.

В зале, что характерно, стоит… джип. Его продают. Прямо посреди зала, на постаменте, рядом с синей ёлкой. Джип хороший, тёмно – красный, блестит. Купил бы, да ни времени, ни денег нет.

Фото: Владимир Марус

Выходим «на перрон», стоит автобус. Сопровождающий требует садиться. Ага, щас! На улице 11 градусов мороза, двери открыты, сиденья как лёд, здравствуй, простатит, называется. Но, слава Богу, пронесло, хоть не «Аэросвит»! И на том уже спасибо.

В Вене сели в сплошное молоко, полосу увидел только в 10 метрах, ну может 15-ти. Сели, ничего, всё нормально. Только до сих пор никак не могу понять – за что некоторые платят втридорога, покупая право лететь в так называемом «бизнес-классе»?

В моём понимании бизнес-класс – это большой салон, белые кожаные диваны, виски, карты, большая «плазма», ну и прочие атрибуты «красивой жизни». А тут…Перед синей занавеской, в третьем ряду – бизнес-класс.

За занавеской, в четвёртом, при таких же сиденьях и всём прочем – эконом класс. Запредельная логика какая-то. Впрочем, их деньги, их выбор. Готовы платить – нет проблем.

Итак, продолжаю: подъехали к «рукаву», сразу из самолёта, пройдя по коридору, вошли в здание аэропорта. При 15-ти транспортёрах вещи получили спокойно, без проблем.

Красавица народная

О Вене можно сказать коротко и ёмко – город мечты. Ни «тянучек», ни уж тем более «пробок» даже в помине нет ни в какой «час пик». Нет и «крутых» машин ВИП-класса. Нет ни «Лехусов», ни 600-х «Меринов», ни джипов типа сарай с чёрными стёклами и гориллоподобными водителями.

Но зато это сплошной город-памятник. Он живёт и дышит стариной. Тут на окраинах - древние улочки, где хоть сейчас снимай «Трёх мушкетёров». Любовно отреставрированные, сохранённые почти в первозданном виде.

Где в водопроводе – вода от таяния горных ледников, которая подаётся по трубам из пищевой нержавейки. Где дешёвая еда лучше, чем у нас в советское время. Где общественный транспорт и лифты как космические корабли, и никто не проверяет билетов.

Фото: Владимир Марус

Где в обычном, небольшом трёхэтажном комплексе, в котором живут в основном пенсионеры, два 25-метровых бассейна – один закрытый, другой открытый. А во дворе – розы, кусты, деревья, фонтаны, птицы.

В закрытом – половина стены из стекла, вода 28 градусов, души, туалеты, солярий, сауна, комнаты отдыха и игровая комната для детей 50 кв.м. А подъезды – по 30 кв.м, где ковролин, который ежедневно чистят мокрым пылесосом.

Где детей из школы возят автобусом, примерно как у Киевского «Динамо» для футболистов. И сопровождающий в светоотражающей форме не отпустит ребёнка, пока не убедится, что его встретили.

Где через каждые 100 метров нет огромных, помпезных ТРЦ типа «Дома народов», а супермаркетов ровно столько, сколько положено по норме. И они совсем не бросаются в глаза, потому что на первых этажах домов.

Где в подземных переходах – дворцовые лифты. Туалеты (причём в каждом) – также дворцы, причём бесплатные. В которых…играют вальсы Штрауса, кондиционированный воздух и пахнет хорошей туалетной водой.

Фото: Владимир Марус

Хотелось бы сделать небольшое лирическое отступление. Автор живёт в Херсоне. Где на 300 000 населения – десятки громадных ТРЦ, торгово-развлекательных центров), площадью если не 55 000, то 85 000 кв.м.

Где нет промышленности, во всяком случае, в пятёрку самых больших налогоплательщиков, по данным налоговой, не вошло ни одно из ранее крупнейших бюджетообразующих предприятий.

Например, на как бы работающем комбайновом заводе все проходные наглухо забиты-заколочены, вокруг них – базары и пустыри. А на крупнейшем в Европе ХБК довырезают и довывозят последние станки.

И ТРЦ, крупнейший в Европе на месте мощнейшей некогда 3 – й фабрики на его бывшей территории, назвали… да, «ФАБРИКА». Только иностранными буквами. А рабочие, которых осталось 100 человек, ходят на протесты как на работу, потому что за полгода не выплатили зарплату.

Все они – банкроты, где работают ликвидаторы. А на их месте – крупнейшие в Европе ТРЦ. Их десятки, растут как грибы в тихой, исторической части города, где уже нет памятников истории и архитектуры.

А «непроезжие» части улиц – как «Дорога жизни» на Ладоге в войну: «Мы ведём машины, объезжая мины». Где уже нет спортивных сооружений, а чемпионаты города по плаванию который год проводятся в… Николаеве.

Братислава. Конец легенде.

Но это мы отвлеклись. И вот в рождественские каникулы мы решили съездить в Братиславу, до которой 45 минут на электричке. Поскольку ещё с советского времени осталось ощущение какой-то ностальгии.

Хотя сам там ни разу не был, но считал чем-то из ряда вон.

Загородный пригородный венский вокзал – это целый город. Где всё удобно, чисто, красиво, разумно и рационально. А электричка – это если по нашим понятиям – поезд для олигархов.

С виду – поезд будущего. Внутри тепло, светло, чисто, сидений немного, они обиты чем – то наподобие бархата. Туалет – несоразмерно большой, чистый, как в хорошем отеле. Пахнет хорошей туалетной водой.

И вот подъезжаем к Братиславе. Первое же, что увидел, повергло в шок. Вдоль ж.д. – автобаза по типу советской. И если в Вене все они как в телерекламе или на картинке, то тут – буквально болото, даже не лужи.

Фото: Владимир Марус

Ржавые, разбитые остовы машин полузатоплены этом же болоте, там и сям. Алки – ржавые, старые, убитые, по колёса в грязи. Ого. Но подъехали к перрону, выходим.

В Вене нигде при входе и выходе из общественного транспорта ногу поднимать не надо. А зазоры между подножкой и перроном - – не более 3 сантиметров.

Здесь уже пришлось прыгать с ребёнком, а дыра между вагоном и перроном – такая, что даже огромная клетчатая сумка провалится.

Вокзал – как в Жашкове или Вапнярке. Туалет пованивает, но платный и с отломанными ручками, а также шурупами вместо вешалок. Выходим из вокзала. Тут уже – не шок, а полное «озвезденение».

На площади и улице – что тебе отдалённый райцентр на Кировоградщине зимой. Тоска, запустение, убожество, на скамейках – полуметровый лёд. Асфальт тоже во льду. Всё погнутое, ржавое, конченное – ну короче как у нас.

Садимся в автобус. Он такой же по классу, как в Вене, но…бархат сидений облезлый, засаленный, подранный. Всё грязное, болтается, стучит, дребезжит. Едет так, что летаем по салону как гвозди в жестянке.

Выходим в центре. Полдень. Два здания – «Куин палац», в смысле отель, и бизнес центр. Напротив – подобие старого дворца, рядом пару обшарпанных костёлов и старых зданий.

В 50 метрах от «куин» – снег, грязь, лужи, дороги в ухабах, скамейки сломаны, заборы, бумаги, тоска. Если где появляется пара прохожих, они угрюмы, неприкаянны, с потухшими взглядами. Вот тебе и «Эвросоюз»…

Нет, скорее в электричку и домой.

В вагоне – опять как будто в другом мире: светло, чисто, уютно, идёт плавно, тихо. Вдоль пути – сотни огромных ветряков. Всё как игрушечное – светлое, чистое, красивое.

Фото: Владимир Марус

Снова родина

До Киева долетели без приключений, хотя трясло всю дорогу неслабо. Снижаемся. Высота метров, думаю, 300, видимость идеальная, огни до горизонта, ветра нет. Но затем снижаться перестали. Проходит минут 10. Чую: что-то не то.

Объявляют: в связи с неблагоприятными погодными условиями Борисполь не принимает. В режиме ожидания кружим ещё минут 40. При крене едва не задеваем крылом землю. Ну это личное впечатление такое.

Наконец приземляемся. И тут становится понятным всё. Нас выгружают в слякоть, гололёд, грязь. Они что, ждали - пока летаем, лёд растает? Ведут по «этому» до аэропорта. Да-а-а! Вот тебе и «Родина, еду я на родину…»

Я прилетел вечером, а родственница – утром, Австрийскими авиалиниями. Самолёт приняли в новом терминале. Говорит - видим из иллюминатора снаружи терминала десятка полтора висящих «рукавов» - коридоров.

Вы помните, в Вене нас подвезли прямо к коридору, состыковали, и мы не выходя на улицу, вошли в аэровокзал. Это обычно. Здесь же пассажиров вывели с детьми и чемоданами в ту же слякоть и так «пилили» до висящего коридора.

То, что случилось далее, объяснению и описанию не поддаётся. Пройдя по грязи и снегу, подошли к висящей над головой «дыре» - входу в коридор. Теперь, как говорит Задорнов, наберите в грудь побольше воздуха.

Принесли приставную стремянку типа пожарной лестницы, и по ней начали карабкаться в коридор. С детьми и чемоданами. По которому затем прошли в здание «чуть не сказал автовокзала».

Но и это ещё не всё. С моей знакомой прилетела женщина с маленькой девочкой, транзитом через Вену из Америки. Которая затем летела к родне в Харьков. С большим количеством чемоданов.

Которая не была на родине 10 лет и мучилась ностальгией. Ей нужно было переезжать в тот терминал, который по Украине. Переезжать автобусом. Но с тележкой, загруженной чемоданами, в автобус не пустили. Она в шоке – почему? Не положено, отвечают.

- Но в Америке я летела из Сан-Франциско через Нью-Йорк, и о чемоданах заботилась авиакомпания. - Тут вам не Америка, отвечают. Хорошо те, кто встречал мою знакомую, помогли ей загрузить и выгрузить в автобус чемоданы.

Впрочем это она ещё не знает, какое её счастье ждёт, в смысле на чём придётся лететь в родной Харьков. Даю гарантию, больше ностальгия её мучить не будет, и в Украину она до конца дней ни за какие коврижки не полетит. Ещё и десятому закажет.

Утром с детьми поехали на рынок «Юность» за продуктами. Кое-как вырулили во дворе из сугроба. Кое-как сели в авто из ледяного жёлоба. На рынке – почти Арктика. Торосы, метровые сугробы, лужи, обледенение.

Протиснуться можно с трудом и приключениями. Посреди рынка ваш покорный слуга, сделав сложный пируэт на льду, со всего маху, во весь рост чмякнулся и растянулся в луже по колено.

Ну, прям как уж в «Песне о соколе» - не разбился, а рассмеялся.

Привет, родина! Кстати, в Вену мои знакомые возвращались тем же «макаром»: в новом «эвропейском» терминале из коридора – по приставной лестнице спустились на лётное поле. По грязи и слякоти прочапали до самолёта «Австрийских авиалиний». Точно Эвропа.

Так что теперь все разговоры о том, как нам сразу станет хорошо в ЕС (почти ЕСУ) кажутся мне несколько несвоевременными.

Но это уже - совсем другая история, Страна!

Тэги: Словакия, Австрия, путешествие
Печать
Читайте в разделе
Выбор читателей
В.о. директора департаменту з питань люстрації Міністерства юстиції призначено 23-річну Анну Калинчук. Ваша реакція з цього приводу?